Русь свято хранимая. Славянская нечисть против духов Тьмы » Ведун - сайт Светлой магии

Ведун » Творчество » Русь свято хранимая. Славянская нечисть против духов Тьмы

 
 
 

Убедительная и большая просьба к Тёмным и Серым.


Не закрывайте этот сайт и не блокируйте к нему доступа - не показывайте свою слабость.
Пусть будет хотя бы один - для Светлых.



Русь свято хранимая. Славянская нечисть против духов Тьмы

Автор: Ведун Светлый от 4-10-2021, 08:30, посмотрело: 75

0 Зима выдалась снежная и морозная. Нынче хорошо постаралась Морана. Укутала славянские земли пушистым снеговым одеялом словно заботливая мать дитя. Вот и праздник зимнего солнцестояния подобрался вплотную. Это был один из самых любимых славянских праздников, ибо после него начинал увеличиваться световой день, а тьма потихоньку отступала. По городу, от одного дома к другому, ходили ряженые ребятишки, пели-плясали, за что их угощали вкусными горячими калачами и сладким киселём. Ну и по традиции не обходилось без весёлых состязаний и шуточных кулачных боёв.



Все празднующие сбились в кучу и встали чуть в стороне, дабы освободить пространство состязающимся. Друг напротив друга выстроилось две шеренги дюжих парней и по команде двинулись навстречу. Через мгновение "стенки" смешались так, что было уже не различить, кто какую команду представлял, а стеношный бой превратился в массовое побоище.

Ещё через несколько мгновений побоище перестало быть шуточным. Кому-то выбили зуб, кому-то в кровь разбили челюсть. Чем дольше длился бой, тем больше нарастала людская ярость и тем громче трещали переломанные рёбра. Люди будто озверели.

- В тебя, что хозяин навий вселился?! - взревел низкий мужской голос из толпы. - Ты мне нос сломал!

- Я тебе сейчас ещё и хребтину перешибу! - последовал незамедлительный ответ.

"Стеношники" разошлись и образовали круг. Задавая ритм хлопанием в ладоши и подначивая двух незадачливых бойцов внутри круга.

Снежан и Любомир крепко сцепились. Пудовыми кулаками они колотили друг друга от всей души. В ход шли болевые приёмы и жёсткие захваты. Обстановка всё накалялась, и потасовка грозила перерасти в убийство одного из братьев.

Из толпы выбежала девица в нарядном зимнем кафтане и окатила обоих ледяной водой из ушата.

- А ну, разошлись! - грозно выкрикнула она. - Как вам не стыдно!? Чуть не убили друг друга. Что с вами творится!?

Братья стояли набычившись и злобно глядели друг на друга, пока вода и кровь стекали с их лиц и одежды.

- Ничего, - грубо ответил Снежан, младший из братьев. И, растолкав толпу, быстро скрылся с глаз.

После этого происшествия настроение у всех резко пошло на убыль, и веселиться больше не хотелось. Праздник закончился бесславно. Все стали расходиться по домам.

Что-то сталось с великим народом. Тяжёлым осадком осела в душах тьма. Сверлила досада и злость. Без зубов глодала тоска.

* * *

Сильны были славянские народы. Свирепы в битвах, особливо тех, что касались защиты родных земель. Страшны, ибо владели магией и оборотнической наследственностью. Соседние племена боялись славян и ненавидели их за это проявление собственной слабости. Многие ходили войной в славянские края, но всё время натыкались на непреодолимые препятствия. То оборотни - медведи, волки и их потомство бервульфы - преградят продвижение на Восток. То легендарные берсерки с огромными псами придут на выручку сородичам и перекроют южные и западные границы от иноземных вторжений. А порой буйствовала сама природа, морозила до костей, сжигала палящим солнцем, разливалась пронизывающим дождём, выдувала кишки стихийным ураганом. Будто славян и их земли оберегали сами боги, силы природы и даже духи нави были на стороне людей.

Ни мечом, ни хитростью не удавалось соседям одолеть славян. И вот задумали они подлость и сговор с нечистой силой. Жрецы провели опасные обряды и вызвали духов тьмы, чтобы те проникли за границы славянских земель, осквернили души славянских народов и погубили их самобытность и независимость.

И началось в Навьем мире великое противостояние духов тьмы и славянской нечисти. Битва, невидимая человеческому глазу, битва в ином измерении.

Чужеродным духам тьмы удалось нарушить границы с юго-запада и добраться до первых поселений светловолосых могучих язычников. Неспроста для начала вторжения была выбрана самая длинная ночь в году. Время года благоволило им - почти полное отсутствие света, тьма и холод - как раз то, что нужно. Посеяв первые семена низменных чувств и низкочастотных эмоций, тёмные духи наслаждались эффектом, с жадностью впитывая грязную энергетику алчности, злости, зависти и досады, поглощая её будто люди вкусную пищу. Оттого-то и праздник зимнего солнцестояния в городище не удался. Оттого-то и поссорились Любомир со Снежаном, вопреки тому, что с колыбели всё делали сообща, друг за друга горой стояли. А уж чтобы ссорились когда-либо, да так крепко, такого родичи и вовсе не помнили со времени их рождения.

* * *

Одним из первых навьих духов, почувствовавших иноземное влияние, было Лихо Одноглазое. Как и почему оказалось оно у границ, никто не ведает. Может, заскучало на празднике солнцеворота - не больно-то от "своих" людей проку, весёлые да румяные, крепкие да здоровые, что с них возьмёшь? А может, по своим каким делам направилось в те края. Да только увидало Лихо тёмную стену, надвигающуюся на Русь. Затревожилось, не находя себе места. Заподозрило грандиозную беду. Жалко стало Лиху людей. И ещё жальче своих побратимов, навьих духов. Не властвовать на Руси пришлым - ни людям, ни богам чужеземным, ни духам тьмы. Это земли славян, славянских богов и славянской нечисти. Здесь их дом. И решило Лихо помочь своим людям да братьям, как умело.



Снежан умылся снегом, оставляя кровавые красные следы на белоснежном полотне, зашёл в конюшню и взяв свою любимую кобылицу, поскакал во весь опор в сторону леса.

На дворе непроглядная зимняя ночь. Жаркие костры, дающие скудное освещение, остались далеко позади, в черте города. Леденящий душу холод пробирается под тулуп и щекотит кожу. Снежан перевёл Радугу на неспешный шаг.

На душе скребли кошки. Было противно и обидно одновременно. Мало того, к этим неприятным чувствам добавилось ещё какое-то нехорошее предчувствие. Кобылица фыркала и противилась дальнейшему продвижению, всё норовила повернуть в сторону дома. Но Снежан был на взводе, ему нужно было вдохнуть свежего морозного воздуха и успокоить мысли. И он упорно принуждал Радугу идти вперёд.

Настораживающее чувство возрастало с каждым шагом, интуиция Снежана безуспешно пыталась достучаться до сознания и воротить его назад. Гнев оказался коварным советчиком и, заглушив интуицию, заставлял двигаться только вперёд.

Со временем Снежан начал замечать, что вокруг него будто сгущается густой туман. Он словно протягивал к нему щупальца и негромко шипел со всех сторон сразу.



Радуга заволновалась пуще прежнего. Она вставала на дыбы и наотрез отказывалась идти дальше.

Неладное почуял уже и сам Снежан и, было, приготовился выйти из липкого тумана и повернуть в город. Но не тут-то было. Туман надёжно держал человека и коня в своих цепких призрачных объятиях и будто пробирался под одежду, под кожу, в самое сердце, постепенно завладевал разумом и путал мысли.

Снежан почувствовал, как по телу расползлось что-то холодное, будто вместо крови колодезная вода по жилам разлилась. А во лбу будто светило зажглось, высвечивая дорожку в белёсом киселе. Туман зашипел как кошка, учуявшая опасность, и отдёрнул липкие щупальца от тела.

Радуга, с облегчением заржав, галопом бросилась в сторону города.

Всё время, пока Радуга и Снежан скакали, во лбу у него не угасал светец. Туман не отставал, мчался во всю прыть за добычей, пытаясь зайти с разных сторон и окутать её. Но всякий раз что-то или кто-то мешал ему сделать это. Опасные щупальца резко отдёргивались, будто ошпаренные кипятком.

То Лихо, на время заняв тело Снежана, светило своим единственным глазом и не давало чужим тёмным духам завладеть человеком.

Городище было уже совсем близко. Уже показались тоненькие струйки дымков от недавно затушенных костровищ. Вдруг кобылица запнулась и упала, по инерции выбрасывая седока вперёд через голову. Снежан не удержался и свалился в сугроб. Услышав, как неистово заржал его конь, спешно выбрался из сугроба и устремился в сторону шума.

- Радуга! Не-еееет!!!!

Кобылица громко и призывно ржала и брыкалась, зовя на помощь хозяина. А туман стремительно пожирал её с жадным шипением, пока полностью не скрыл из виду.

Снежан попытался подойти к тому месту, где только что была его красавица-кобыла, но ноги не слушались. Лихо, сидевшее внутри него, утаскивало его в противоположную сторону, в город, подальше от кровожадных духов.

Вскоре ржание оборвалось.

Добравшись до дома, Снежан, настежь распахнул дверь и тяжёлым шагом ввалился в избу, впуская клубы холодного пара внутрь.

- Снежан! Прости, брат. Не знаю, что на меня сегодня нашло, - начал извиняться Любомир.

- Любомир, беда! - положил руки на плечи брату Снежан. - С Радугой беда! С Русью беда!

- Да объясни же толком, - пытался уразуметь Любомир. - Что стряслось-то?

- Про то не ведаю. А только чует моё сердце что-то страшное и тёмное грядёт в наши земли. Оно сожрало Радугу, - глаза Снежана наполнились влагой, и он замолчал.

Пока люди пытались осознать что же происходит, у Лиха были свои планы. Оно покинуло тело Снежана и направилось к домовому.

- Здравствуй, Кузьма.

- Здорово, Одноглазое. Какими судьбами тебя сюда занесло? - удивился домовой. - Ты моих людей не трожь, не по зубам они тебе, всё у нас в роду ладно, да складно. Поищи несчастных да обездоленных в другой стороне.

- Да не кипишись ты, домашний дух. Квохчешь аки курица-наседка. Думаешь, спрашивать тебя стало бы, как мне житьё моё жить? Да если б мне твои люди были надобны, давно уж прибрало бы их, у тебя не спросясь. Выслушай сперва.

- Говори же, Одноглазое, не тяни кота за хвост, - насторожился домовой.

- Беда грядёт грандиозная. Видело я у границ духов тёмных. Ненашинских. Вознамерились они наши земли занять, а нас выгнать восвояси. Завладеть нашими людьми и учинить тёмное царство на Руси.

- Ой, бяда! Бяда! - завыл домовой, бегая взад и вперёд. - Что ж это будет-то?! Что же делать нам теперича?!

- Что делать, что делать, - передразнило Лихо. - Собратьев наших собирать по всем закоулкам да весям. И дом родной отвоёвывать.

- А и то верно, - обнадёжился домовой, наконец остановившись. - Эй, Заступа! Подь-ка сюды, - позвал он кота. - Что ж, - обратился он к Лиху, - много мы с тобой, Одноглазое, ссорились и ругались, за то мне не стыдно, прощения просить не буду. Своих защищал я. А вот за то, что сегодня ты сделало, за то поклон тебе до земли и уважение. Разнеси весть по ближайшим окрестностям, передай как можно большему количеству навьих духов то, что само ведаешь. И созывай всех на страже стоять. А мы тут покамест шухеру наведём, покумекаем, как заразу гнилую задержать да не пустить вглубь, к сердцу Руси.

- Вот и ладно на том, - согласилось Лихо. И, подумав немного, добавило: - Ты зла не держи на меня, Кузьма. Сам понимаешь, сущность моя такая. Ты вон, дом стережёшь. А я сыто тем, что люди выстрадают, набедокурят. Но ежели сейчас слабину дадим, не ссориться нам с тобой уж боле, разлетимся по землям чужим, поганым, под власть гнилых чужеродных духов.

- Ну будет, будет тебе, - приободрил домовой. - Не причитай покуда, раньше времени. Поживём - увидим, чем дело кончится. А теперь пора.

Лихо удалилось, дабы упредить побратимов о надвигающейся беде. А домовой остался раздавать распоряжения местным духам и Заступе.

* * *

Несколько лет назад, когда Снежан был ещё юнцом, настало время ему проходить обряд посвящения в мужи. По окончанию обряда, дабы подтвердить новый "взрослый" статус, ему было дано задание дойти до леса и принести тушу оленя, добытого им самим, без чьей-либо помощи.

Оказавшись в лесу, Снежан не заметил, как за ним с деревьев наблюдает крупная росомаха. В какой-то момент животное подгадало удачный миг и бросилось на Снежана со спины. Кто знает, чем бы закончилась эта не начатая битва, если бы не лесной кот, неожиданно выпрыгнувший из кустов наперерез росомахе. Кот громко и угрожающе мяукал, вздыбливая загривок, шипел и выпускал острые когти.

В следующий миг из двух разъярённых животных образовался катающийся в разные стороны клубок, поднимая с земли лесную требуху. Через некоторое время коту удалось убедить росомаху, что он сильней, и росомаха, поджав хвост, позорно капитулировала и удрала в лесную чащу.

- Благодарю тебя, зверь лесной, - ошарашенно проговорил Снежан. - Я твой должник. Коли хочешь, пойдём со мной, угощу тебя за услугу. А захочешь - останешься жить у нас в доме.

Кот был очень красивый. Крупный, гораздо крупнее любого домашнего кота. Пушистая пятнистая рыже-бурая шуба. Огромные завораживающие зелёные глаза. На ушах кисточки, подобно рысьим. Он мявкнул в знак согласия и последовал за человеком.

Задание для Снежана перенесли на другой день, которое он блестяще исполнил и утвердился в статусе взрослого мужа. А кот так и остался жить в его роду, обожаемый ребятнёй и балуемый стариками. За тот случай в лесу дали ему прозвище Заступа, которое кота, по всей видимости, вполне устраивало.

* * *

- Заступа, ты собери местную кошачью братию. Делайте, что хотите, но не пускайте людей в соседнюю деревню, - распоряжался домовой.

- С чего бы это? - с независимым видом занимаясь тщательным вылизыванием шерсти, вопрошал кот.

- Вот усы у тебя долги, а ума с дитячью фигушку, - ругался Кузьма на кота. - Как это с чего? С того, что к нашим уже подселилсь эти жуткие твари, завладели их душами и разумом. Люди не в себе. Ты разве не видишь? А как только зловредные твари насытятся и высосут все жизненные соки, им потребуются новые жертвы. А где их взять? В новых поселениях, куда на днях хотят отправиться Снежан и его семейство, дабы поздравить родичей с рождением дитяти.



Заступа, окончив помывку, лениво и с удовольствием потянулся, изящно изогнув гибкую спину и вытянув вперёд лапы с острыми как ножи когтями, и высокомерно произнёс:

Ты, дух дома, не бранись
И расправой не пугай.
А на ласку не скупись,
Молочка кадушку дай.


- Ах ты!.. Наглая котярская морда! - неистовал от такой нахальности домовой.

Молочка тебе налью,
Угощу и калачом.
Но сперва приободрю
увесистым под зад пинком!


И Кузьма занёс маленькую ножку, готовясь исполнить угрозу.

- Фи, как грубо, - округлил зелёные глаза Заступа. - Ладно, уже иду.

И кот медленно направился к выходу из избы.

- Шац отсюда !! - прикрикнул домовой на кота, топнув ножкой.

Кот, подпрыгнув на месте и взвизгнув, сменил неспешный шаг скоростным бегом, скрывшись за входной дверью.

Заступа вылетел во двор и созвал всех котов в округе. Неудивительно, что он был главарём местной кошачьей банды - крупный лесной кот, познавший жизнь в лесу, бывалый вояка - попробуй оспорь у такого первенство. Никто и не пытался. Как только Заступа появился в городище, все коты беспрекословно встали под его начало.

- Братья! - начал главарь. - Беда приключилась в наших краях. Лезут войной на нас духи тёмные, духи нездешние, подлые и опасные. Люди не в силах бороться с ними. В разных мирах они обитают. Но зато мы можем помочь нашим людям и отстоять наши земли!

Со всех сторон послышалось одобрительное мяуканье.

- Что ты предлагаешь, Заступа? - выкрикнул кто-то из кошачьей толпы.

- На днях Снежан и его семейство собираются ехать в соседнюю деревню на празднование рождения нового члена рода. Наша задача не допустить этого, дабы духи тьмы не расползлись в глубь наших земель. Мы должны любыми путями задержать людей и не дать им добраться до ближайших селений.

- Мы согласны, - замяукали коты. - Но как это сделать?

- Очень просто, - ответил Заступа. - Будем делать то, что умеем лучше всего. Хоть сейчас и не весна и все бы предпочли нежиться у тёплой печи, но делать нечего. Устроим ночью под окнами песенный хор.

На том и порешили. Все разошлись по своим делам, чтобы на будущую ночь снова собраться вместе и горланить кошачьи песни до утра.

Кузьма тем временем пошёл к овиннику.



- Приветствую, дух места, - поздоровался Кузьма.

- И тебе не хворать, домашний дух, - ответил овинник. - С чем пожаловал?

- Беда у нас страшная. Проникла на Русь зараза басурманская. Хочет наших людей себе забрать. К Снежану и Любомиру уже подселились. Нельзя их пускать вглубь.

- Нельзя, верно глаголешь, - поглаживая бороду задумчиво произнёс овинник. - Что делать будем?

- Мы с Заступой берём на себя ночной покой, а ты подумай, что можешь сотворить, дабы люди не уехали в означенное время.

- Ладно, покумекаю. Иди с миром.

- Уговорились.

Домовой и овинник распрощались.

Овинник, поразмыслив немного, направился к баннику.

- Поздорову тебе, банник.

- И тебе поздорову, овинник. Чаво пришёл?

- Слыхал я, что нонче люди задумали баньку истопить. Ты, это... Попарь их как следует, чтобы не повадно было им в деревню к родичам ехать.

- Слыхал, слыхал ужо дурную весть, - вздохнул банник. - Конечно, всё сделаю со своей стороны, что от меня зависит. Будь покоен.

- Вот и ладушки, - обрадовался овинник. - Будем начеку. Ежели что, свисти.

Так недобрые вести об иноземном тёмном вторжении быстро разносились среди славянской нечисти. Ни один дух не остался в стороне. Каждый вносил свою посильную лепту в освобождение родных земель и спасение своих людей.

* * *

Утро в городе началось с того, что в роду Снежана наступил переполох. Девки пошли в придомовые сарайки по хозяйским делам, а вышли оттуда в смятении, не понимая, что происходит.

В овинной все снопы и травы, сушившиеся с лета и бережно разобранные по пучкам, были перемешаны. В конюшне и вовсе царил хаос - лошадиные гривы были заплетены в мелкие длинные косицы, да такие, что до следующего утра не расплетёшь. Животные толпились небольшими кучками с перепутанными между собой сбруями.

Вдобавок, на улице припустила метель в крупную снежную крошку. Разобрать что-либо в этой сплошной снежной стене было невозможно. Поэтому Снежану пришлось отложить поиски и похороны Радуги.

Пока девки и бабы наводили порядок в сарайках, да распутывали коней, парни занимались растопкой бани. Назавтра они должны были отправиться в деревню к родичам с поздравлениями по поводу появления на свет нового человека.

К вечеру, едва управившись с делами, уставшие люди пошли париться. Да только не удалось им отдохнуть душой и телом. Пар нынче был таким дерзким, аж кости сводило судорогой.

Да что же это такое? Бесовщина какая-то. Ярится домашняя нечисть. Али не угодили им чем-то люди? Али просто шалят, всё ж-таки их нынче время - тёмное да холодное. Умаялись, бедные, без дела сидючи. Вот и решили позабавиться.

Так али не так, а всё едино - удовольствие было испорчено. И без того короткий день уж клонился к ночи. Решено было лечь спать, а наутро отыскать Радугу, проводить с честью в мир иной, да на следующий день выдвинуться к родичам. Заждались их уже в гости.

Да только и на сей раз не суждено было людям отдохнуть и набраться сил. Не нечисть, так коты устроили веселушку. Всю ночь орали под окнами аки резаные. Уж чего они там не поделили, кто их ведает. Люди несколько раз выходили на двор, гоняли их вениками и швыряли лаптями. Но ничто не могло вразумить безжалостных животных.

Вдобавок, к кошачьему нестройному пению присоединился ещё и надрывный лай Вожака. Ночной отдых также не удался, как и намеченные намедни хозяйские дела. Поездка откладывалась ещё на день.


Ночное происшествие. Приключения Заступы

Собрав кошачью банду поздно вечером и отдав распоряжение приступать к пению, сам Заступа отправился по одному очень важному делу. У него с хозяйским псом Вожаком были старые счёты.

Давно, когда Заступа ещё только появился в доме, Вожак сразу невзлюбил его. А и правда, с чего ему было любить этого кота-зазнайку? Важный, высокомерный, он сходу претендовал на роль кошачьего командира. Но лиха беда начало. Ежели бы Заступа на том и остановился, Вожак не стал бы влазить в кошачьи разборки. Но кот посягнул на самое святое, что есть у каждого пса - на хозяйскую любовь.

До тех пор Снежан любил проводить много времени с Вожаком, возился с ним, всегда брал с собой на прогулки и в лес. Но с появлением этого злосчастного котяры жизнь Вожака пошла под откос. Хозяин всё больше времени тратил на кота, а не на Вожака. Весело играл с ним во дворе и даже брал с собою в лес вместо пса! Это уже было перебором. Где это видано, чтобы коты ходили в лес с хозяевами, а не собаки?!

Как назло этот треклятый Заступа никогда не боялся псов. Иной раз сам лез на рожон и задирал местных собак, а потом с чувством собственного достоинства вскарабкивался на какой-нибудь штакетник и восседал там, презренно глядя сверху вниз, будто властный хозяин, на заходящихся лаем псов. Когда ему это надоедало, он вальяжно спускался на землю с противоположной стороны забора и, победно задравши трубой пушистый хвост, гордой походкой уходил восвояси.

Вожака же Заступа особо не жаловал, как, собственно, и пёс его. То ли дух соперничества не давал покоя его кошачьему самолюбию, то ли просто из вредности - поди разбери этих котов - а только Заступа никогда не упускал возможности позадирать Вожака, ежели такая вдруг предоставлялась.

Вот и теперь, когда все коты округи ушли исполнять тактически важную задачу, Заступа направился к месту Вожака. Сел с противоположной стороны забора и с независимым видом стал умываться. Вожак потихоньку начинал приходить в ярость, негодование поднималось из самых глубин его собачьей души и разливалось по телу горячими волнами. Заступа, не обращая на это никакого внимания, продолжал неспешно умываться.

Затем кот запрыгнул на штакетник. От такой наглости У пса сорвало крышу, и он бросился передними лапами на забор, захлёбываясь собственным лаем. А Заступа сидел на узких досках с невинным выражением морды и сочувственно смотрел на мучения Вожака.



Расстояние между котом и псом составляло не более ладони. Вожак уже почти касался ненавистной кошачьей морды, но... несмотря на такую близость, никогда не мог её достать. Это злило ещё больше и заставляло пса исходиться слюной и хрипеть от надрывного лая.

Наконец, Заступа, насладившись произведённым эффектом, сладко потянулся и, спрыгнув с забора, медленно направился в ночною темноту, оставив Вожака один на один с его неизрасходованной яростью.


Ещё одно неудавшееся утро в городе

Наутро люди проснулись измученные и озлобленные. Метель поутихла, поэтому было решено всё же отправиться на поиски Радуги. Любомир не отпустил Снежана одного и пошёл с ним.

Как только братья вознамерились выйти наружу, перед входной дверью неожиданно материализовался Заступа. Он обвивался вокруг ног Снежана и мяукал, не давая прохода.

- Ты смотри-ка. А вот и пропавший! Ладно, ладно, идём с нами, - согласился Снежан.

Трое вышли из дома.

Приблизясь к лесу, братья стали искать место, где бы могла оказаться кобылица. А кот, мельком глянув в сторону людей, прытью убежал в лесную чащу.

- Заступа! - только и успел крикнуть Снежан. Но кот уже скрылся из виду.

Прибежав в лес, он остановился и сел на задние лапы.

- Эй вы, русалки! - промяукал он, глядя на деревья вверх. - Передайте вашему хозяину, что беда стряслась на Руси. Нужно готовиться к войне с чужеземными духами тьмы.

Наверху в деревьях что-то зашуршало. На ветвях показались прекрасные девы-птицы, с головой девицы и птичьим телом.

- Передадим, лесной кот, - прошелестели они, махая огромными крылами, от чего поднимался ветер. - Сами погибнем, а чужой нечести пройти не дадим через наш лес.

- Умницы, девки, - похвалил Заступа. - Увидите кикимор и Водяного, скажите и им. Пусть защищают родные земли как умеют.

- Хорошо-оооо.... - прозвучало в ответ. Русалки скрылись в густой хвое.

Кот вышел из леса, ступая широкими лапами, проваливающимися в рыхлый снег.

- А, Заступа, - заметили его братья. - Где шатался-то? Где тебя нечисть носила?

- Мурррррррр, - промурлыкал в ответ кот и отбежал немного в сторону. Принюхавшись, начал целенаправленно рыть снег.

Братья переглянулись и тоже пошли к тому месту помогать коту. Из-под снега показалась лошадиная голова.

- Радуга! - расчувствовался Снежан. - Радуга, Радуга, - всё повторял он, словно слова могли вернуть кобылицу к жизни.

Раскопав достаточно снега, братья впали в ступор. От лошади осталась лишь голова. Остальное тело представляло собой голый скелет. Что же за существа могли сотворить такое? Из этого ли они мира?

Как бы там ни было, а животное, вернее то, что от него осталось, необходимо было предать огню, дабы его душа смогла снова вернуться в явный мир. Снежан и Любомир собрали лошадиные останки и пошли в деревню.

* * *

В это время в лесу развернулась нешуточная битва. Не на жизнь, а на смерть.

Леший созвал всех русалок и мелкую лесную нечисть. У каждого была своя задача. Сам же лесной хозяин набрал побольше воздуха и ка-аааак выдохнет. Ураганный ветер воронкой закручивал снежные столбы и с громким треском ломал ветви деревьев. Ураган был такой силы, что чужеземных тёмных духов сдувало и вышвыривало за границы Руси. А там их поджидали русалки и расцарапывали их острыми когтями, избивали мощными крылами.

В лесу старички-боровички неожиданно выскакивали из-под земли и утаскивали духов под землю, в навье царство, где им и место.

Деревья вдруг оборачивались костлявыми руками, хватали духов тьмы и сворачивали им шеи.

Весь день и всю ночь не стихал ураган в лесу. Лишь к утру, к восходу солнца природа, словно уставшая женщина, присмирела.

Много злых духов удалось одолеть лесной славянской нечисти. Но всё же некоторые из них проникли глубже к речным протокам.

- Проснитесь, проснитесь же, водные девы, - с беспокойством взывали русалки, кружа надо льдом, сковавшим воду.

Из лунки высунулась девичья голова с длинными-предлинными волосами:

- Чего шумите, русалки?

- Беда у нас. Созывай своих подруг и поднимай на бой, злых тёмных духов воевать.

Русалки передали дурную весть водным девам - кикиморам. Те Водяному. И началась жестокая битва уже на воде.

Лёд на реке вздымался ломаными гребнями, создавая грохот будто сам Перун едет на своей колеснице. И высвободившаяся вода, словно невидимое чудище, всасывала в себя духов, не давая им проникнуть дальше.

Кикиморы бились врукопашную как отважные воительницы и знатоки боевого искусства. Кого-то закинули в омут к Водяному. Кого-то поцеловали холодным смертоносным поцелуем, после которого дух расплывался разрозненной энергией в пространстве и переставал существовать.



И снова весь день и всю ночь Водяной с кикиморами отстаивали и защищали родные земли. Много духов тьмы полегло. Но и на сей раз не все до единого. Некоторым всё же удалось пробраться ещё глубже, к самой сердцевине земли-матушки, к острову Буяну, к самой святыне - Алатырь-камню.

Настала очередь трёх навьих богатырей защищать святыню. Первым в бой вступил Дубыня, валя вековые толстенные деревья и стеной преграждая путь иноземным духам.

На помощь побратиму пришёл Усыня, стеля свои долгие усы по земле, в которых путалась злобная нечисть как рыба в сетях.

А третий богатырь - Горыня, обернулся змеем, Горынычем, и начал извергать огненное пламя на многие вёрсты круг себя.

Бились самоотверженно трое славных богатырей навьего славянского мира. Бились отважно и неистово. Стонала земля русская под тяжестью богатырской, вздымалась и рушилась горными хребтами, обливалась будто потом реками и протоками, громыхала столетними дубравами и соснами.

Все славянские духи - домашние, лесные, речные, от мала до велика, приняли участие в той эпохальной навьей битве. Никто не остался безучастным. А сообща и дело спорится.

Победили-таки почти полностью чужеземную напасть.

Только одной невзрачной змейкой юркнул хитрый дух тьмы прямо к Алатырь-камню, чтобы въесться в него отточенными зубами и расколоть надвое. А вместе с ним и благополучие всех славянских народов.

Устали зело богатыри, не заметили коварного змея и замыслов его поганых не распознали. Уже раскрыл змей слюнявую охочую пасть на сокровище славян. Уже высунул раздвоенный длинный язык и приготовился вонзить зубы-мечи в священный камень.

Как вдруг из самой из земли моментально выросло гигантское чудовище о четырёх очах и извивающимся как живой террариум телом.



Чудище взревело страшным воем, раскрыло смердящее зево и заглотило ползучего гада. Лишь кончик трясущегося хвоста остался снаружи.

Громадное чудовище, а это на помощь пришёл сам Навий Хозяин славянской нечисти, смачно дожёвывало чужеземную тварь, истекая липкой слюной.

А часть хвоста, достигнув земли, рассыпалась кучкой серых червей. Ползучие гады бросились врассыпную. Но тут налетели лесные птицы и склевали всех гадов до единого.

* * *

- Истомка, никак погода утихомирилась? Подь-ка на улицу, высунь нос, - напутствовала мать дитя.

Мальчонка сунул босые ножки в валенки, больше его детской ступни раза в два, наскоро набросил тулуп и шустро выбежал в сени. Открыв дверь, замер в изумлении на пороге.

На улице царила едва не первозданная звенящая тишина. Полное безветрие. Во всей округе, насколько хватало глаза, землю укутывала густая снежная пелена. Даже привычных лесных шорохов не было слышно.

Черноух, дворовый пёс, и тот лежал смирнёхонько, вопреки своему обычному собачьему поведению радоваться Истомке и весело лаять всякий раз, как тот появлялся в поле его зрения.

Мир, очистившись, словно только что родился и теперь, сытый и успокоенный, отдыхал от трудов. А природа-мать тоже задремала, уставшая после продолжительных родов.



Вновь родные земли были отвоёваны кровью и потом. Хоть на сей раз и не людскими стараниями, а жестокой войной в мире навьем. Не топтать землю-матушку ни человеческим ворогам, ни духам тьмы чужеродным. А жить вековать на земле родной её детушкам и их невидимым, но нужным, помощникам.

Категория: Творчество

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Короткой строкой...