Змеиная напасть и смертельная битва » Ведун - сайт Светлой магии

Ведун » Творчество » Змеиная напасть и смертельная битва

 
 
 

Убедительная и большая просьба к Тёмным и Серым.


Не закрывайте этот сайт и не блокируйте к нему доступа - не показывайте свою слабость.
Пусть будет хотя бы один - для Светлых.



Змеиная напасть и смертельная битва

Автор: Ведун Светлый от 21-08-2021, 09:33, посмотрело: 128

0 - Желан вернулся! - разносились по всей деревне радостные крики. Ребятня бежала, обгоняя друг друга и поднимая пыль босыми ногами, и каждый пытался первым принести добрую весть старосте Синеглазе - красивой зрелой бабе, получившей своё имя, очевидно, за необычные ясные очи.

Синеглаза вышла на крыльцо своей избы, вытирая руки белым ручником и вглядываясь вдаль.

По центральной улице деревни твёрдой походкой бывалого воина уверенно шагал высокий широкоплечий парень. Длинные русые волосы были частично собраны в хвост. Лицо от левой брови до губы украшал застаревший шрам. Через спину наискосок была перекинута сабля.



Ребятишки семенили вокруг него как цыплята возле мамки, наступая друг другу на ноги и толкаясь. Всем хотелось дотянуться до великого воина, прикоснуться к нему и перенять хоть немного воинской силы.

Желан приблизился к Синеглазе и поклонился ей в ноги, а та окриком осадила толпу мальцов, чтобы не дотрагивались до воина. Парня давно не было в деревне. Мало ли, кто мог явиться в его образе, с добром али со злом, пока сиё неведомо, а значит след поостеречься.

- А ну, пошли прочь, негодные! Негоже трогать путника с дальней дороги, пока он не побывал в бане. Кыш, вам говорят! - ругалась староста, но не потому, что ребятишки совершили проступок, а потому, что не был соблюдён старинный обряд, богами завещанный, и это было чревато нехорошими последствиями для всей деревни.

- Здравствуй, Синеглаза, - низко поклонился воин, приветствуя старосту.

- И ты здравствуй, путник, - осторожно отвечала женщина, пристально присматриваясь к парню и прислушиваясь к своему внутреннему чутью. - Богдан, Любомил! - громко позвала она своих сыновей. Двое дюжих парней, похожих друг на друга, показались из избы. - Подготовьте баню для доблестного воина. Да глядите, чтобы всё было честь по чести, как того требуют древние обычаи.

- Сходи, попарься-ка сперва, как полагается, - это Синеглаза обращалась уже к Желану. - Смой дорожную пыль, потом потолкуем по душам.

Богдан и Любомил протопили баню, натаскали воды, приготовили чистую одежду, дубовый веник, зольный раствор для омовения тела и, заперев Желана в бане снаружи на надёжный замок, удалились прочь.

Всем строго-настрого было наказано не приближаться к бане, что бы в ней не происходило. На время деревня вернулась к своим повседневным заботам, будто и не было никакого события намедни.

Желан был ещё совсем юнцом, когда на его родную деревню напали северные племена светловолосых бородатых воинов в рогатых шлемах.



Обычно они приходили с моря на ладьях и имели дурную славу грабителей, разорителей мирных земель и насильников, не ведавших жалости.

Славяне были воинами тоже не промах, они встали на защиту родных земель и родов своих, дрались со всей отчаянностью людей, за которыми стоит Правда. И выстояли. Много северных воинов сложило буйные головы на славянской земле, но исход битвы был ещё не ясен.

Дабы остановить кровопролитную бойню и отвести напавших от деревни, несколько жителей уговорились пойти к северянам в полон в обмен на то, что рогатоголовые оставят в покое деревню и более никогда не потревожат её.

Но в том поступке крылась одна маленькая хитрость. Славяне не признавали рабства. Никому и никогда не удавалось сделать хотя бы одного славянина рабом и принудить его делать то, что противоречило его принципам морали и совести. А посему задумка удалась.

Славяне не могли позволить себе не сдержать слова, данного пусть даже и врагу. Они были воинами и строго блюли воинский кодекс. Поэтому у них оставался лишь один выход.

Как только они оказались на вражеских ладьях и отплыли на достаточное расстояние от славянских земель, они взяли небольшие ножи, имевшиеся в наличии у каждого охотника и по молчаливому уговору меж собой вонзили их друг другу в область сердца, предпочтя смерть неволе.

Вороги остались целы, слово не было нарушено. А уж жить или умереть - это каждый для себя выбирает сам, и этого священного права никто не может отнять у человека.

Желан, то ли потрясённый случившимся, то ли по молодецкой неопытности, не успел вонзить нож себе в сердце, так как количество славян на ладьях было нечётным, и ему пришлось помогать себе самому.

Заметив неладное, к нему молниеносно подлетел один из северных воинов и одним умелым ударом ноги выбил нож из рук Желана. Скрутил его и завязал руки сзади крепкой верёвкой.

Так и плыли до северных земель несколько дней, развязывая руки лишь на время приёма пищи и справления естественной человеческой нужды.

Тогда Желан поклялся отомстить за поругание его деревни и за смерть собратьев, раз уж богиня судьбы определила ему жить.

По прибытию в деревню захватчиков, Желана стали обучать разным мастерствам и совершенствовать его боевые навыки. Он возмужал, научился многим полезным вещам. Северяне уже не казались такими жестокими и чужими.

Однажды Желан признался одному из северян, что все эти годы, проведённые здесь, он вынашивал лишь одну цель - совершить возмездие.

На это северянин искренне рассмеялся и предложил Желану честный поединок. Если победит воин северных земель, то Желан навсегда останется в их деревне и будет им вместо брата. Если же выиграет Желан, то он волен решить свою судьбу сам и покинуть земли северян, если пожелает.

Победил Желан. И ушёл. В родные края.

Теперь он сидел один в натопленной бане и очищал тело и душу от чужеродных обычаев, от скверны, налипшей во время жизни среди чужих народов, от всего наносного, неродного.

Обряд очищения следовало соблюдать ровно три дня. За это время пришедший должен был хранить молчание, ни с кем не общаться и не выходить из бани. Во время обряда соблюдался строгий пост, из еды дозволялся лишь хлеб да вода.

Ровно столько времени требуется, чтобы путник смыл с себя чуждую энергетику и открыл душу в своих землях родным традициям. Ровно столько времени требуется, чтобы жители родной деревни не смогли подхватить заразу извне, ненароком принесённую родичем, пребывавшем в чужих краях.

Наконец замок был отомкнут. В предбаннике послышались шаги и голос Богдана произнёс:

- Выходи, Желан. Обряд окончен.

В деревне вкусно пахло съестным и луговыми ароматными травами. Синеглаза распорядилась накрыть столы на улице. Начался пир горой в честь чудесного возвращения родича.

Когда все наелись досыта и удовлетворили любопытство ответами Желана о его жизни среди чужаков и возвращении, слово взяла Синеглаза, посерьёзнев и немного помолчав.

- Беда у нас приключилась, Желан. С соседних земель, что расположены на Востоке, повадились к нам ходить набегами вороги. Воины они не очень умелые, роста невысокого, но их тьмы. Но не это самое страшное. Поговаривают, что их неможно одолеть потому, что они под покровительством некоего могущественного духа в облике гигантского змея. Пока жив этот дух, супостаты будут продолжать грабить и убивать наших родичей. Во время битв наши губят тысячи чужеземцев, вспарывают им животы, сжигают заживо. Но они словно возродившись, возвращаются снова и снова, и никто не ведает, как можно преломить ход событий.

Над поляной повисла тяжёлая тишина, народ насупился. Желан слушал молча, лишь сжатые кулаки и играющие на лице желваки выдавали смятение духа.

- Ну вот что, - дослушав речь старосты ударил он кулаком по столу и поднялся. - Знаю я одного отменного воина - Змеедава. Он живёт неподалёку от наших мест. Завтра спозаранку я выдвинусь в путь. Вдвоём мы что-нибудь придумаем и одолеем злого супостата.

К Желану с причитаниями бросилась его старшая сестра. Её недавно родившийся малыш бросил играться с деревянными погремушками в самодельной люльке, которая стояла тут же на земле подле матери, и заплакал.

После нападения северян на деревню, в бою погиб её супруг, и по обычаям всех славянских народов её в жёны взял брат погибшего вместе с годовалым ребёнком. У Мстислава уже была жена на тот момент, но таков закон - если погибает супруг, не должно бабе оставаться одной, она становится женой одного из братьев её погибшего мужа. При этом неважно, есть ли у брата уже жена или нет.

Это правильно. Род должен продолжаться, несмотря ни на что. Детей всегда растили все вместе, бабушки и дедушки рассказывали о мировом устройстве былицами, передавая жизненный опыт, и присматривали за ребятнёй, пока родители были заняты работами в поле или ещё какими важными делами.

Желан ласково отстранил сестрицу от себя.

- Не печалься, родная. Тебе нельзя. Я вернусь, и глазом моргнуть не поспеешь.

Тут из-за стола встала меньшая сестрица Желана. Она была ещё девчонкой, когда брат ушёл в далёкие северные земли. А теперь она превратилась в статную девицу, отважного воина и уважаемого члена общины.

- Я пойду с вами! - твёрдо и с вызовом заявила она. - Я обладаю даром предвидения. Я вам пригожусь.

- Нет, - спокойно ответил Желан. - Ты останешься в деревне. Им ты нужнее на случай очередного набега чужеземцев.

- Но...

- Я всё сказал, - оборвал возражения сестры Желан. - А теперь пора хорошенько отдохнуть перед дальней дорогой.

Все жители разошлись по избам. На деревню опустилась светлая и тихая ночь, какие бывают в разгар лета.

С первыми лучами солнца, пока вся деревня ещё спала, Желан проснулся и направился в сторону погоста, расположенного неподалёку на краю деревни.

Это священное место, где покоится сожжённый на погребальном костре прах всех пращуров. Любой может прийти сюда, посидеть и поразмыслить в тишине, испросить совета у мудрых предков, проникнуться энергетикой мощи рода, накопленной землёй, хранящей генные коды в виде праха.

Оттого и зовётся это место погостом, что сюда приходят гостем. Желанным, но всё же гостем, ибо живым не место среди мёртвых. Живым надо жить.

Тут же располагалось и капище. Могучие боги стояли по кругу. Проси поддержки у любого из них или заходи в круг и напитывайся живительной энергией. Да и пращурам было спокойнее спать под присмотром родных богов.

Помолившись и настроившись на нужный лад, Желан вернулся в деревню. Попрощавшись с родичами и всеми жителями, воин отправился в дорогу.

Его путь пролегал через топкие болота, где жил Змеедав. Желану удалось добраться до означенного места лишь на исходе второго дня.

Всё время пути его не покидало предчувствие, что за ним пристально наблюдают.

Желан устроился на ночлег, при этом оставаясь начеку, как подобает опытному воину. Посреди ночи в глухой тиши вдруг хрустнула ветка, сломанная чей-то осторожной поступью.

Желан резко взметнулся с земли и поймав неизвестного, одним ловким движением скрутил ему руки за спину, уложив лицом на землю, и сев сверху на ягодицы. Парень приготовился свернуть шею одним быстрым движением. Неизвестный застонал от неожиданности и боли девичьим голосом.

Желан, ошарашенный, ослабил хватку и слез с человека, пищащего девичьим голосом.

- Василиса, ты! Ты как тут оказалась!? Я же тебе велел оставаться в деревне!

- Желан, вы пропадёте без меня. Мне было видение, - не уступала меньшая сестрица. - Я нужна вам. Не отвергай, прошу. Я всё едино убегу и последую за вами, даже если ты меня привяжешь вот к этому дереву!

Василиса с малых лет была девкой очень гордой и упрямой. Последнее слово всегда оставалось за ней. Она поступала только так, как ей велит сердце. Бестолку было с ней спорить или переубеждать, девчонка всё равно сделает так, как посчитает единственно верным. Вот и теперь её бы не смог отговорить даже сам Род.

Желан помнил её такой много лет назад, такой она оставалась и теперь. И он решил не испытывать судьбу. Ещё чего доброго попадёт в какую-нибудь передрягу, крадучись за ним по болотам да по топям. Уж пусть лучше идёт под его приглядом. Так безопаснее, и он сможет её защитить в случае чего.



- Ладно, - неохотно согласился брат. - Но зарекись, что будешь зело осторожна и не полезешь на рожон.

- Даю честное слово! Боги мне свидетелями! - клятвенно пообещала Василиса, расплываясь в самодовольной улыбке.

Переночевав, брат и сестра пересекли топкие болота и оказались у избы Змеедава.

Постройка была неприхотливая, как и её хозяин. Небольшая, с двумя маленькими окнами и неказистая в украшающей резьбе. Змеедав жил один, в лесу, в народ выходил редко, всё больше змеями увлекался. С детства он обладал особым умением взглядом подчинять себе пресмыкающихся. На его счету была не одна сотня пойманных и побеждённых змей. Оттого и прозвище своё получил, да так оно и закрепилось. А как было настоящее имя, про то уже никто не помнил.

Желан постучал костяшками пальцев в дверь. Никто не откликнулся. Тогда он постучал вдругорядь погромче.

- Чего надобно, люди добрые? - послышался из-за спины мужской уверенный голос.

Желан и Василиса одновременно обернулись. Василиса даже инстинктивно схватилась за рукоять висевшего на бедре меча.

Желан поклонился.

- Здравствуй, Змеедав. Величают меня Желаном. Беда приключилась в славянских землях. Пришли мы к тебе с миром, испросить помощи в походе на Змея лютого.

- А девка зачем здесь, коли на убийство звать пришёл? - коротким кивком указал он на Василису, не глядя в её сторону.

- Это Василиса, сестрица моя меньшая, - ответил воин, - пойдёт с нами на Змея, дар у неё предвидения, пригодится в пути.

Змеедав задумался.

- Не девичье это дело - убивать, пусть бы и тварь лютую. Ей бы дома сидеть, да детей рожать.

- Я придерживаюсь такого же мнения, Змеедав. Но уж больно упряма она уродилась. Всё едино увяжется за нами, а так хоть под приглядом будет.

Василиса аж побагровела от внутреннего возмущения за такое пренебрежительное к ней отношение и обсуждение её самое будто она столб. Она смешно надула губки.

- Ну что ж, - согласился Змеедав, - воля твоя, Желан. Коли так, я за неё не в ответе. Ежели приключится что в пути недоброе, не обессудь.

- Уговорились, - ответил в свою очередь Желан. - За сестрой я пригляжу. А ты помоги супостата одолеть.

На следующее утро трое путников выдвинулись на Восток. По дороге Василиса всё собирала какие-то корешки-цветочки. Какие-то растирала и клала в мешочек. Какие-то высушивала целиком. Вечером остановились на ночлег.

Всю дорогу Змеедав не обращал внимания на Василису, будто нет её вовсе. А как остановились сказал, не глядя в её сторону:

- А ну-ка, девка, разведи костёр, да поживее. Вечереет уже, сыро становится да прохладно. И ещё собери здесь в округе хвороста поболе, чтобы на ночь хватило.

Василису оскорбил такой тон, но виду она не подала. Молча сложила оружие на землю и пошла собирать сухие полешки.
Поужинав и отдохнув, Змеедав сказал:

- Я первым буду стоять в дозоре, через полночи, ты, Желан, заступай.

Змеедав встал, поправил костёр, чтобы он горел не рьяно, а теплился, чтобы на всю ночь хватило.

- А как же я? Вы про меня не забыли? - с вызовом сказала Василиса.

Змеедав проигнорировал вопрос и снова обратился к Желану:

- Я разбужу. А теперь ложись спать.

Василиса кипела от ярости, но спорить дальше не стала. Да и, по правде сказать, утомилась она за день пути. Ругаться ей сейчас хотелось меньше всего, и она отправилась в шалаш, собранный на скорую руку.

Наутро снова двинулись в путь. И снова Василиса чувствовала себя лишней в суровой мужской компании. Мужчины редко перекидывались словами меж собой, а её и вовсе не замечали.

Василиса всё терпела молча, загоняя обиду глубоко внутрь и не выпуская наружу. Шла, словно тень, рядом и молчала.

Вечером, как обычно, остановились на ночлег. Змеедав оголил тело по пояс и присел устраивать костёр. Он выглядел неважно, побледневшая кожа, капли пота на лице и спине, руки слегка дрожали.

Василиса заметила его состояние, достала из льняного мешочка какой-то сушёной травы и подошла к парню, чтобы растереть сухое растение по спине. Но не успела приложить ладонь со снадобьем к широкой спине, как Змеедав перехватил её руку хватким быстрым движением и больно сжал. Василиса ахнула от неожиданности и резкой боли.

- Я всего лишь хотела растереть травы, ты выглядишь неважно, пусти же, - попыталась вырваться девица из захвата.

Змеедав ослабил железную хватку, и Василисе удалось высвободить руку. Она насупилась, но всё же окончила начатое - осторожно растёрла по спине сухую смесь и отправилась спать.

Наутро Змеедаву сделалось заметно лучше, руки больше не дрожали, бледность ушла. А он по-прежнему не обращал на Василису никакого внимания и даже не удосужился поблагодарить её.

А во время очередной стоянки Василиса нечаянно стала свидетелем одного события, которое возмутило её до глубины души.

Перед тем, как отправиться спать, она решила отойти до ветру. Вдруг в стороне она заметила Змеедава. Он упражнялся, оголённый по пояс, оттачивая боевые приёмы. Девица невольно залюбовалась его тренированным совершенным телом, игрой упругих мышц.

Спустя несколько мгновений Змеедав собрал в одну кучу несколько сухих веточек и присел на корточки, вытянув правую руку вперёд так, что раскрытая ладонь оказалась аккурат над веточками. Парень замер со сосредоточенным видом. Было заметно, как он напряг ладонь.

Через несколько мгновений показался дымок. Веточки затрещали и занялись пламенем! Чудо, которым владели лишь немногие, лишь истинные воины - с помощью внутренней энергии повелевать стихиями.



Василиса была поражена. И к своему удивлению это чувство ей было приятно.

Но, опомнившись, она пришла в ярость. Если Змеедав обладает таким мастерством, тогда какого ляда он каждый вечер заставляет её разводить костёр!? Как прислугу какую. Это возмутительно! За что он её так презирает? Только за то, что она осмелилась пойти с ними в опасный поход? Только за то, что она девица? Чем заслужила она такое отношение?

Но как и все прошлые разы, она молча проглотила обиду, предпочтя сделать вид, что ничего не заметила.

На исходе четвёртой седмицы пути путники добрались к границе между славянскими землями и землями восточных народов. Логово коварного Змея было близко. Змеедав чувствовал это внутренним чутьём. Завтра наутро они войдут в пещеру и убьют зловредную тварь.

В эту ночь Василисе не спалось. Она долго ворочалась с боку на бок, её одолевали дурные предчувствия. Лишь под утро ей удалось немного вздремнуть, но это не принесло облегчения, а наоборот, усилило тревогу.

Змеедав и её брат уже несколько часов рубились с огромным змеем. Силы были неравны, и к ужасу Василисы змей начал одолевать. В один миг он извернулся и прокусил горло Змеедаву длинными острыми зубами. Змеедав упал, истекая кровью, и предсмертные судороги завладели его телом. Змей тем временем повернулся и бросился на Желана. Обвив тело парня кольцами, он удушил его.

Василиса резко села из положения лёжа, вся покрытая крупными холодными каплями пота. Сердце учащённо билось.

Это, несомненно, был вещий сон.

Она попыталась обо всём рассказать парням, но те её не слушали.

Они замаскировались, обтерев тела дорожной грязью и, хоронясь за деревьями и кустами, подобрались к огромной пещере. Змеедав знаками показал Желану, что он пойдёт первым в пещеру.

Василиса намеревалась пойти следом, но Змеедав грубо преградил ей путь и также знаками велел оставаться снаружи и спрятаться в укромном месте, пока они не вернутся.

Василиса, в очередной раз сглотнув жгучую обиду и страх за исход предстоящего боя, повиновалась и осталась дежурить снаружи.

Двое богатырей стали осторожно продвигаться в глубь тёмной пещеры. Они оказались в каком-то углублении с очень высокими потолками. В тусклом свете были еле различимы валявшиеся на полу человеческие кости и черепа.

Когда глаза немного привыкли к тьме, стало понятно, что костей здесь целые горы, и пришедшие стоят на возвышенностях из костей.

Испокон веков восточные народы поклонялись змеям. Они приносили им кровавые человеческие жертвы, отдавая на поедание лучших красавиц со всей округи.

Со временем красавицы закончились, ибо великий Змей был очень прожорлив и ненасытен. А реки истощились и больше не давали пропитание, ибо эти народы были неряшливы и не блюли первозданную чистоту.

И тогда они пошли войной на соседние племена, среди которых были и славянские земли. Награбленное они отдавали прожорливой твари. Девиц, которых удавалось захватить в плен, приносили в жертву и отводили в проклятую пещеру, откуда ещё никто не возвращался.

Вдруг послышался шуршащий звук, и кости стали раздвигаться. Из центра пещерного углубления начал вырастать какой-то столб. Он всё рос и рос, пока не достиг пещерного свода.

Затем раздался оглушительный шипящий свист, и в верхней части исполинского столба показался длинный раздвоенный язык.



Змей начал двигаться неожиданно и молниеносно, пытаясь дотянуться и ужалить непрошеных гостей.

Змеедав и Желан отбивались острыми мечами, царапая, но не причиняя большого вреда твари.

Бились долго, богатыри были порядочно измотаны. Одолеть гигантское пресмыкающееся было задачей очень сложной. Ещё чуть-чуть и свежие человеческие кости пополнят горы уже обглоданных.

Внезапно Змеедав встал как вкопанный, не шевелясь. Желан, заметив в запале битвы краем глаза собрата, поспешил довериться ему и повторить его трюк. Двое богатырей замерли.

Известно, что змеи реагируют на движения. Если оставаться неподвижными, есть шанс, что змея не заметит.

Тварь тоже остановилась в нерешительности и шипела какое-то время под потолком.

А потом вдруг стремительно кинулась в сторону Змеедава. Да так, что он едва успел отскочить в сторону. Задумка с треском провалилась.

Выронив из поля зрения двигающихся людей, Змей подключил своё другое умение - он стал реагировать на тепловое излучение, идущее от живых тел. Он видел их без глаз.

Атаки коварной твари становились всё молниеносней. Всё труднее было двум славянским богатырям справляться с диким Змеем. Казалось, с ним невозможно было совладать.

Внезапно откуда-то сзади послышался пронзительный боевой крик. Василиса, как и следовало ожидать, ослушалась наказа и самолично прибыла на поле сражения.

Она полностью завладела вниманием Змея и бросилась бежать из пещеры. Змей, утеряв бдительность в запале битвы, угодил в приготовленную ловушку, бросился за ней. Очень скоро Василиса оказалась у входа в пещеру. Она выскочила наружу - Змей за ней.

На улице палило полуденное знойное солнце. Небо было чистым и безоблачным. Змей тут же начал покрываться пузырящимися волдырями.

Вдобавок Василиса раскрыла висящий на бедре мешочек и вынула оттуда пучок зелёных вытянутых листочков с одним заострённым концом. В народе это растение прозвали Молочаем.

Девица брызнула соком ядовитого растения в глаза Змея, когда тот бросился на неё. Тварь дико заорала, извиваясь и корчась на земле. Яд проникал всё глубже, а солнце всё безжалостнее сжигало змеиное тело. Завоняло палёным мясом.

Наконец, Змей затих и боле не двигался. Враг был повержен. Не ходить больше на Русь коварному змею. Не губить её народ.

В следующее мгновение по ноге Василисы кто-то сильно ударил, и она свалилась на землю, больно ударившись головой. Не успев опомниться, ей с силой зажали рот.

Змеедав, сделав подножку, крепко держал девицу сзади. Рядом послышались голоса на незнакомом наречии. Это обнаружили потерю туземцы и начали созывать соплеменников.

Желан, Змеедав и Василиса, хоронясь, перебежками отдалились от места гибели Змея и устремились на Запад к родным землям. Погони они не боялись, ибо никто не видел их и не предполагал, с какой стороны мог проникнуть противник.

Сейчас туземцам было не до этого. Они тщетно пытались осознать, что стряслось с их змеиным богом и почему он оказался снаружи пещеры, а не внутри неё.

Когда трое славян отдалились на достаточное расстояние, Василиса вдруг упала на колени и горько разрыдалась вслух, изливая из глубин души накопленную за долгие дни обиду.

Парни подняли её и с тревогой всматривались в её лицо, силясь понять, в чём дело.

Даже угрюмый и неразговорчивый Змеедав смотрел с участием и беспокойством. Он смотрел прямо в глаза Василисе! Впервые за всё время их напряжённого долгого путешествия он смотрел не куда-то в сторону, а прямо на неё.

Мир сузился до пределов его больших и серьёзных серых глаз. Она всё глубже тонула в них и не имела ни малейшего желания возвращаться в реальный мир. В них сквозила ласка и уважение вперемежку с восхищением.

За такой взгляд, один только взгляд, Василиса отдала бы многое на свете. О, как она мечтала об этом взгляде все долгие дни пути. Как хотела прикоснуться к Змеедаву, расспросить про его житьё-бытьё, поговорить откровенно по душам. Но он был так суров с ней и неприступен, словно скала.

А теперь он заглядывал в её глаза, и в его сердце явственно читалась тревога за неё и искренние желание помочь.

Как же он любил её! Любил всей душой. С самого первого мига, как увидел на болоте у своего дома.

Как он оберегал её! Давая возможность выспаться, не дозволяя нести изнурительные дежурства, не дозволяя пойти с ними в пещеру к лютому Змею.

Позднее осознание накрыло Василису горячей волной. Вся ярость и обида испарились в мгновение ока, уступая место всеобъемлющей вселенской любви и нежности. К одному единственному человеку во всём мире - Змеедаву. Девичье сердце трепетало в груди взволнованной пташкой.

Василиса отстегнула нож с поясного ремня и отрезала себе длинную толстую косу, продолжая смотреть в глаза Змеедава.

Желан, довольно улыбаясь и дивясь стремительно развивающимся событиям, чуть отстранился от пары, изъясняющейся в любви друг другу без слов.

Старинный обычай отрезания девичьей косы означал, что девка просватана. Она выбрала себе суженого, и таким действом сообщала всем вокруг, что вскоре станет его законной супружницей. Отрезать себе косу девица могла сугубо по собственной воле. Она сама выбирала момент, когда это сделать и кому её отдать.

Василиса не сомневалась ни единого мига. И никогда не жалела после о содеянном. Впрочем как и Змеедав.

Категория: Творчество

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Короткой строкой...