Дела Кощеевы » Ведун - сайт Светлой магии

Ведун » Творчество » Дела Кощеевы

 
 
 

Убедительная и большая просьба к Тёмным и Серым.


Не закрывайте этот сайт и не блокируйте к нему доступа - не показывайте свою слабость.
Пусть будет хотя бы один - для Светлых.



Дела Кощеевы

Автор: Ведун Светлый от 14-08-2021, 10:53, посмотрело: 249

0 Уже которую седмицу в городище буйствовала злющая хвороба. Давненько такого не бывало в славянских землях. Старики не могли припомнить, чтобы деды их дедов сказывали, как подобная зараза выкашивала целые деревни и города за считанные дни. Чтобы повсюду горели погребальные костры, едва справляясь с умершими от неизвестного мора.



Почти все хвори славяне успешно умели целительствовать травяными отварами, наговорами и энергетическими чистками. Ежели требовалось, прибегали и к хирургическому вмешательству. Но эта хворь была новой, ещё неизведанной и очень жестокой. Никто не мог уразуметь, какими путями она зацепляется за живой организм. Откуда она взялась? Как с ней бороться?

Жертвы беспощадной заразы чувствовали себя и выглядели ужасающе. Их непрерывно рвало и мучил понос. Организм страдал от обезвоживания. Вследствие этого кожа усыхала и сморщивалась как у древних стариков, а тело превращалось в сине-чёрный высохший камень.



Все ярмарки были приостановлены. Перемещения чужеземцев строго контролировались, им не дозволялось проникать в глубь славянских земель, пока причина хвори не была выявлена, потому как было очевидно, что зараза была привнесённой из внешнего мира. По воздуху ли, по воде ли, а всё едино, жизненно необходимо было выявить причину и искоренить её.

А славяне всё продолжали вымирать целыми родами, и ни конца, ни края не было видно этому бедствию стихийных масштабов. Люди были в отчаянии.

С первыми лучами солнца жителей городища разбудил тревожный набат, выбиваемый техникой тремоло, напоминающей оглушительные раскаты грома, на металлических литаврах, размещённых на городской площади.

Глава городища Путята срочно созывал свой народ на вече для обсуждения насущной проблемы - смертоносной загадочной хворобы. На самом деле обсуждать было нечего, и у Путяты уже было решение наготове, но по законам неписаного славянского кодекса, каждый житель имел право безбоязненно и откровенно высказать своё мнение, оспорить, одобрить, посоветовать, и простым большинством голосов принять то или иное судьбоносное для всей деревни или города решение в трудной жизненной ситуации.

Народ был собран, и Путята, стоя рядом с литаврами на небольшой возвышенности нарочно ради таких случаев без промедления открыл собрание:

- Други! - вещал он низким твёрдым голосом. - Вы все ведаете, какая непростая ситуация сложилась в последние дни в нашем городище. Хворь свирепствует, забирая жизни наших родичей. Наши лучшие волхвы и колдуны бессильны победить заразу.

Путята немного помолчал, опустив широкое бородатое лицо вниз. И в абсолютной тишине продолжил:

- Я решил отправить одного из наших лучших воинов на поиски Кощея. - Толпа ахнула. - Мне думается, это наша последняя надежда одолеть напасть, пришедшую к нам из чужеземья. И этот избранный - Яромил! Что кумекаете, други?! Присоветуйте.

Толпа одобрительно загудела, поддерживая идею главы. Лишь на лицах двоих - моложавых и красивых женщины и мужчины - читалась тревога. Женщина безмолвно плакала, а мужчина молчал, стиснув зубы. Яромил приобнял родителей и прошептал:

- Мамка, папка, всё будет ладно, вот увидите. Видать, судьба у меня такая. Видать, только я один могу сыскать Кощея и помочь одолеть проклятую напасть. Я сделаю это. И вернусь. Обещаю.

Женщина, более не сдерживаясь, зарыдала в голос. Все трое крепко обнялись. Через мгновение Яромил усилием воли отодвинулся от родителей и громко произнёс:

- Путята, други, я согласен! Я пойду, отыщу Кощея и упрошу его помочь людям!

Решение было принято единогласно и на сей раз без высказывания советов или иных мнений. Все жители считали точно так же как Путята.

На Руси было много славных и умелых воинов, на счету которых была не одна победа с супостатами и разной нечестью. Но Яромил обладал особым даром. Он думал душой, разговаривал сердцем, зрел разумом и действовал по наитию. Оттого его слушались и звери лесные, и духи Нави.

Мать Яромила собрала сына в дальний путь во дорогу. Сплела нарочно для него из кожаных разноцветных ремешков защитный науз. Оберег получился хитросплетённым и очень красивым. Ремешки переплетались причудливым узором, закрепляя и соединяя воедино удачу, волю, защиту от злых духов, силу телесную и мощь духовную, подкреплённые энергетическими токами обороняющего материнского наговора.



Отец подарил сыну прапрадедовский меч, хранимый для особо важных случаев, в крепких кожаных ножнах. Меч был украшен старинным узором с обеих сторон лезвия. Узор также являлся непростым украшением, а был призван оберегать своего хозяина, будь то человек, будь то иная сущность. А в рукоять были инкрустированы несколько драгоценных камней дивной красы, добытых далёкими родичами Яромила и заговорённых на особый манер. В мече том была заключена родовая мощь всех пращуров, кто когда-то владел им. Меч обладал магической способностью сливаться с хозяином, становиться с ним единым целым, прорубая путь к победе.

Провожать Яромила вышел весь честной народ городища. Родители в последний раз прижали чадо к груди.

- Матушка, батюшка, всё сладится. Я вернусь, - шептал богатырь, сдерживая предательские слёзы.

Путята тоже обнял Яромила и, похлопав по плечу, пристально и молча посмотрел в глаза, держа парня обеими руками за плечи.

Глава без слов напутствовал героя и прощался с ним. Где-то в толпе зарделась и заплакала девица, прикрыв лицо дрожащими руками. Под тихое хоровое пение всех провожающих, исполнявшееся всегда в подобных случаях, Яромил выдвинулся в опасный путь.

Пение не прекращалось до тех пор, пока могучая фигура богатыря не скрылась из виду. После, оборвавшись на печальной ноте, песнь затихла и над городом повисла минутная тишина - дань уважения и поддержки ушедшему герою, не пожалевшему своего благополучия ради спасения своего рода и рода людского.

***

Кощей не всегда был Кощеем. Когда-то в незапамятные времена он был человеком. Одним из славян. Не совсем обычным, но всё же смертным человеком. Он был наделён могущественным даром и слыл очень сильным колдуном.

Но Кощей решил использовать свой дар не в мирных целях и служить отнюдь не светлым идеалам. Дар был очень мощным и развивался со временем всё сильней.

И вот однажды он достиг таких размахов, что превратил обладателя в бессмертную сущность, открыв границы запредельного. С тех пор Кощей получил своё народное прозвание Бессмертный и поселился где-то между явной реальностью и иными измерениями.

***

Яромил был в пути уже несколько дней. Он шёл лесом и полем, пересекал горы и кряжистые хребты, переплывал озёра и проходил реки вброд. Шёл целый день, лишь изредка останавливаясь для того, чтобы раздобыть и приготовить еды.
А по ночам сидел у костра и играл на варгане, раскрывая душу, сердце и разум, настраиваясь на природный ритм.

К девятой ночи парень набрёл на одинокую избушку без окон, без дверей, стоявшую на опушке густого смешанного леса. Яромил молвил:

- Избушка, избушка, укажи вход, дозволь погостить.

Избушка медленно, со скрипом, повернулась и взору предстала дубовая входная дверь.



Яромил дёрнул за ручку и отворил её. На пороге низко поклонился и, как водится, поздоровался и испросил разрешения у домового войти и отдохнуть с дороги.

В избе было чисто и уютно. Внутри пахло свежевыпеченным на закваске хлебом и сладким молоком. На широкой деревянной скамье мирно дремал пушистый рыжий кот. Яромил осторожно присел рядом.

Как вдруг до слуха донеслась мелодичная песня юной девицы. Звуки приятного голоса приблизились, и в избу вошла потрясающей красоты статная дева. Зелёный сарафан расшит золотой и серебряной нитью. Длинные светлые волосы убраны в толстую косу и украшены перламутром. Дева ласково улыбалась, и синие глаза лучились озорством и солнечным светом. От неё веяло ароматом луговых трав и свежим мёдом.

Яромил был не в силах отвести взора от неё. Она будто приковывала внимание.

- Здравствуй, богатырь славный, - молвила с улыбкой девица. - Заждалась уж тебя. Всё ли ладно с тобой? Лёгок ли был твой путь?

Парень, наконец, снова обрёл дар речи и ответствовал:

- Благодарствую, красна девица. Всё ладно, и путь был благополучен. Скажи, кто ты? Как звать тебя, милая?

Дева улыбнулась ещё лучезарнее.

- Ягиней кличут меня в народе. Целительница я местная и волшебница. Лечу травами, заговорами, помогаю по нужде да по совести.



И вспомнил Яромил, как матушка в детстве сказывала про Ягу бабу. Прекрасную и многомудрую, светлую ведьмачку. Бабой её называли потому, что, хоть ликом оставалась она юной и красивой, что девица, первую весну сменившая понёву, душой и умениями была очень опытной и многое ведала. Потому не дева Яга, не ведающая жизненного склада и природных законов, а баба Яга, зрелая и уразумевшая мудрость богов.

Ежели человек со светлой душой и чистыми помыслами, поможет она, советом дельным одарит. А коли черна душа, да замысел коварен, обхитрит такого Ягиня да воздаст по заслугам.

- Вот что, Ягинюшка, - молвил молодец. - Держу я путь к Кощею. Сыскать мне его зело надобно. Приключилась с нашими землями и народом нашим беда лихая. Напала хворь неизвестная, что косит людей без разбору, словно коса луговую траву. Обещал я родичам и собратьям моим, что упрошу Кощея пособить нашему горю.

- Ведаю про то, Яромил, - отвечала Яга. - И про напасть хворобную ведаю, и про зарок твой тоже. Не кручинься. Помогу я тебе, чем смогу. Укажу путь-дорогу к Кощею. Только сперва обогрейся у печи, отведай хлеба свежего с молоком, смой пыль дорожную в баньке, да выспись как следует. Утро вечера мудренее. Завтра снаряжу тебя в путь и дам указания.

- Вот благодарю тебя, милая, - поклонился Яромил до земли в ноги девице. - Принимаю твоё приглашение.

Накормила, напоила молодца баба Яга, в бане выпарила, да спать уложила. А наутро, как только солнце показалось из-за горизонта, разбудила богатыря и напутствовала в дорогу:

- Вот тебе мешочек со всякими мелочами. Это дары для моих другов. Как остановишься на ночлег, достань из мешочка какую-нибудь вещицу, да одари тамошнего духа, привет от меня передай. Никто не потревожит тебя, приглядят да проводят.

- И вот ещё, - Яга протянула Яромилу два кожаных мешочка, - водица живая да мёртвая, пригодится. А путь тебе укажет вот этот клубочек с серебряной нитью.

И с этими словами Ягиня бросила на землю небольшой сверкающий клубок. Он поможет сыскать дорогу к Кощею, а там уж, не обессудь, воля Макоши над твоею судьбою, одолеть тебе Кощея али сгинуть. Тут я бессильна.

Яромил ещё раз низко поклонился волшебнице, горячо поблагодарил её и отправился в путь, следуя за дивным клубочком.

Долго ли, коротко ли шёл богатырь, а только притомился, да и вечереть начинало кругом. Решил встать на ночлег у небольшого круглого озерца. Вспомнил про завет Ягини, развязал мешочек и наугад вынул из него вещицу.

Оказалась вещица причудливым ожерельем из разноцветных сверкающих каменьев. Невиданной красы украшение, такое, что впору саму богиню одарить. Полюбовался Яромил на диковинное ожерелье, покрутил в руках, да и бросил с размаху в озеро со словами:

- Сестрицы водные, кикиморы да мавки озорные, примите сей дивный дар от подруги вашей бабы Яги, володейте им, а на меня не серчайте, что потревожил ваш покой. Наутро покину ваши владения.

Ожерелье булькнуло в середине озера и погрузилось в воду. А в месте, где оно утонуло, расплылись водные круги и вода, будто в ответ на слова человека, вспенилась пузырями.

Затем всё смолкло. И всю ночь Яромила и впрямь никто не тревожил. Он спал безмятежным богатырским сном под убаюкивающую песнь озёрной воды и лесных шорохов.

Снился ему чудесный сон, как выходили из озера прекрасные девы с длинными волосами, у некоторых вместо ног были рыбьи хвосты, водили хороводы и пели песни, веселились и озорничали, примеряя красивое ожерелье. А, наигравшись, вошли обратно в озеро и растворились в нём.

Спозаранку пробудился воин отдохнувшим и набравшимся сил, подогрел на костре остатки вчерашнего ужина, позавтракал, умылся прохладной озёрной водой и двинулся дальше.

К вечеру следующего дня вышел на просторную лесную опушку, остановился на ночлег. Как и давеча, засунул руку в мешочек и достал оттуда гребень, прикреплённый на ажурной цепочке к зеркальцу. Гребешок был сработан из крепкой бежево-золотистой кости, зубчик к зубчику, а в основании с обеих сторон имел удобные углубления под захват пальцами. Цепочка соединяла его с небольшим зеркалом, обрамлённым деревянной рамкой с вырезанными в ней узорами.

Полюбовался Яромил на диковинную вещицу да и положил под дерево, молвя такие слова:

- Сестрицы лесные, берегини ласковые, примите дар сей от подруги вашей, бабы Яги. Забавляйтесь, да не иссякнет краса ваша. Наутро я покину ваши владения, не причинив вреда ни духу лесному, ни зверю дикому.

Сказал так и улёгся спать.

И снится ему сказочный сон, будто из-за деревьев вышли девы юные, ликом светлые, будто солнышко вешнее. Игрались они на поляне, плясали и пели, расчёсывая друг дружке густые волосы, смеясь, смотрясь в зеркальце. Навеселившись, попрятались опять за деревья, будто и не бывало их.

С пробуждением солнца проснулся и Яромил, сладко выспавшись и набравшись сил. Двинулся он дальше в путь.

К вечеру третьего дня забрёл в густую лесную чащу. Пора готовиться к ночлегу. В третий раз засунул парень руку в заветный мешочек и вынул оттуда пять колечек, украшенных переливающимися камешками и узорчатой резьбой ювелирной работы неизвестного мастера. Повертел в руках чудо чудное, подивился красе невиданной и положил на землю колечки, молвя такие слова:

- Сестрицы русалки, девы заботливые, примите сей дар от подруги вашей бабы Яги, не поминайте лихом, а я наутро отправлюсь в путь.

Поужинал и лёг спать.

И снова снится Яромилу яркий сон, будто наяву он это наблюдает. Спустились с деревьев на землю чудесные создания - огромные сильные птицы с ликами девичьими. Кружились и веселились от души, примеряли колечки на пальцы-когти, а наутро разлетелись девы-птицы по ветвям деревьев.

Пробудился ото сна воин, поклонился на все четыре стороны, поблагодарил духов лесных за тёплый приём и двинулся дальше. Все подарки доброй волшебницы Ягини раздал разной нечести. Остались у Яромила только два мешочка с живой и мёртвой водой.

И вот на исходе четвёртого дня добрался Яромил до высокой скалы. Сердце в груди встрепенулось, словно застигнутая врасплох пичуга.

Матушкин науз, висящий на кожаном ремешке на шее рядом с солнечным сплетением, нагрелся и начал вибрировать. Цель была уже близёхонька. Он чувствовал это всеми фибрами души и каждой клеточкой тренированного могучего тела. Где-то здесь был заточён Кощей, погребённый в скальных сводах.



Как-то, когда Яромил ещё был мальцом, дед любил рассказывать ему былицы про Кощеюшку. Как он сумел развить данный богами врождённый дар до громадных размахов, как вследствие этого ему удалось выйти за пределы человеческого бытия в явном мире и достигнуть божественного сознания.

Кощея невозможно было одолеть, ибо он сделался бессмертным. Его можно было лишь на время ослабить, заковав в цепи и замуровав в камень.

Потом какой-нибудь молодец, решивший испробовать свою молодецкую удаль, отыскивал замурованного Кощея, давал ему напиться живой и мёртвой водицы, сражался с ним, и всё повторялось сначала.

Ежели одолевал воин, так и не сумев добиться его смерти, Кощея снова замуровывал в стену. Ежели одолевал Кощей, он начинал проказничать от скуки и безделья, забавляясь крадеными девицами и боями без правил с богатырями.

Яромил продвигался неспешно, крадучись, прислушиваясь к отголоскам внутри себя. Он находился внутри тёмного пещерного свода, куда свет снаружи едва проникал бледными отсветами, как вдруг сердце сильно забилось, тело напряглось, а науз почти раскалился и больно жёг кожу.

Яромил вынул отцовский меч из ножен и рубанул им со всего размаху по скальной породе. Стена затрещала, от места удара разбежалась в разные стороны паутина трещин, по пещере разнёсся громкий трескучий звук лопнувшего камня и рушащейся стены.

Когда пыль немного осела, Яромил увидел в углублении обычного с виду человека, только бледного и худощавого, подвешенного за обе руки на цепях к потолку. Ноги его также были прикованы толстыми цепями к стене. Кощей был неподвижен.

Яромил вспомнил про мешочки и наказ Ягини, что вода ему пригодится. Он развязал сперва мешочек с мёртвой водой и поднёс к губам Кощея.

Наклонив его голову назад, влил немного жидкости в горло.

Кощей закашлялся, но глаз не открыл. Тогда Яромил развязал второй мешочек и точно таким же образом влил в горло живой воды.

Кощей открыл глаза и оскалился в улыбке.

- Наконец-то, - произнёс он хриплым голосом. - Как же давно я не встречал людей. Поди уже веков семь. Целую вечность! Чего тебе надобно от меня, богатырь?

- Зовут меня Яромилом, - ответствовал воин. - На земли славянские напала лихая беда. Пришла к нам из-за моря неизведанная доселе хвороба. Губит целые города и сёла, не считаясь ни со старостью, ни с младостью. Сильнейшие волхвы и колдуны со всей округи пробовали одолеть сию заразу, но потерпели неудачу. Люди в отчаянии. Маги бессильны. Хоть ты и не служишь светлым идеалам, но ты один во всём свете можешь помочь и спасти род людской от страшной напасти. Ведаю я, что владеешь ты силой нечеловеческой, тебе открыты границы неизведанного, ты можешь обитать в трёх мирах - Яви, Нави и Прави. Я и весь наш славянский народ просим тебя о помощи.

Помолчал Кощей и молвил:

- А мне что с того, Яромил? Какая мне выгода от того, что спасу род человеческий?

- Я освобожу тебя, - сказал Яромил.

Кощей громко рассмеялся.

- Не ты, так другой твой собрат придёт и освободит меня, чтобы сыскать себе славу великого воина. У меня полно времени - целая вечность. Могу ещё десяток-другой веков обождать.

Яромил призадумался.

- Чего же хочешь ты взамен на людское спасение?

- Вижу я, что могуч ты и зело силён. Боги наделили тебя особым даром, как и меня в своё время. Пойдёшь ко мне в ученики?

Опешил Яромил, не ожидал такого поворота. Оправившись немного, ответствовал:

- Нет, Кощей, не обессудь. У меня иной путь. Не хочу быть твоим учеником.

- Что ж, - ответил Кощей. - Воля твоя. Тогда и ты не обессудь. Поищи другого чародея для спасения рода людского.

Неприятный озноб прошиб Яромила, на лбу выступили капли пота, а кулаки превратились в пудовые гири.

Но делать было нечего. Не было иного способа помочь народу своему. И Яромил нехотя согласился на предложение.

- Хорошо же, Кощей. Будь по-твоему. Но не хочу сдаваться без боя. Давай сперва условимся - если я выиграю и одолею тебя, ты спасёшь народ и отпустишь меня на четыре стороны. Если же ты выиграешь, стану твоим учеником. Но род человеческий всё равно спасёшь.

- Давненько-давненько я так не забавлялся, - вновь улыбнулся Кощей. - Уговорились, богатырь. Даю честное слово великого мага, что при любом исходе битвы помогу твоему народу. Духи трёх миров сему свидетелями. Руби скорее цепи, уж невтерпёж размять затёкшие члены.

Яромил размахнулся и одним ударом меча поверх головы перерубил цепи, сковывающие руки Кощея. Затем размахнулся вдругорядь и перерубил цепи на ногах.

Яромил уродился могучим воином, ростом почти в три аршина (1 аршин = 71 см), пядями с медвежью лапу и косой саженью в мускулистых плечах (косая сажень = 2 м 48 см).

Кощей вышел из тени углубления, растирая запястья и разминая мышцы шеи. Расправил грудь, распрямился и оказался выше Яромила почти на две головы.

Жилистый и громадный, от него так и веяло могуществом, которое подминало под себя, с хрустом ломая волю, и заставляло беспрекословно подчиняться.



Яромил был ошарашен, но за его спиной стояло благополучие и спокойная жизнь целого многочисленного народа, в том числе его родичей и ещё не родившихся потомков. На кон было поставлено слишком много, чтобы позволить себе дать слабину.

И Яромил сдюжил. Собрал всю свою волю в пудовый кулак. Сосредоточился, глубоко вдохнул, медленно выдохнул. Помянул отца с матушкой, попросил у светлых богов поддержки и занёс меч над головой, принимая боевую стойку и наполняясь готовностью к тяжёлому решающему поединку.

Смертельная пляска двух искуснейших воинов началась.

Кощей был безоружен, но он собирал вокруг себя энергетические сгустки и образовавшимися огненными шарами швырял в Яромила.

Тяжёлый Яромил порхал как бабочка, стремительно и легко, парируя мечом и разбивая вдребезги огненную энергию.

Кощей вытворял немыслимые боевые приёмы, вертясь как уж на сковороде - молниеносно и изящно. Он то переворачивался в воздухе в завораживающем сальто, используя стены пещеры для разбега, то катался по земле кубарем, оказываясь то в одном углу, то в другом.

Битва длилась три ночи и три дня. К исходу третьего дня Яромил начал уставать и сдавать позиции. А Кощею было всё нипочём, как будто он только начал.

Яромил понял, что ещё немного и он проиграет. Ни за что на свете он не простил бы себе, если бы стал таким же как Кощей. Пусть могущественным и бессмертным, но тёмным магом, несущим людям мрак и испытания.

Яромил принадлежал противоположной магической силе. Он был Светом среди тьмы, Солнцем среди ночи. Служение иным принципам шло вразрез с его природой и рано или поздно, разрывая противоречиями, привело бы душу и тело к смерти.

И он принял единственно верное и возможное для себя в этой ситуации решение.

Кощей только что как следует приложил Яромила тяжёлым ударом кулака в челюсть, от которого богатыря развернуло спиной к противнику.

Следующим движением Кощей сформировал огненный шар и с размаху бросил им в богатыря.

Яромил резко развернулся на ногах, приготовя меч к разрубанию энергетического шара пополам, но вместо этого ещё выше поднял руки, и шар врезался в распахнутую незащищенную грудь.

Яромил мгновенно вспыхнул синим ярким пламенем и сгорел в считанные мгновения.

- Не-еееееет... - закричал потрясённый Кощей, не ожидая такого исхода. Но было уже слишком поздно.

Ему снова предстоит жить в одиночестве, коротая тысячелетия за забавами с крадеными девицами и периодическими битвами с богатырями. Его надежда воспитать достойного ученика рухнула в один миг.

Злость и досада накрыла его гигантской волной. Он начал метать огненные шары без разбора и рушить каменные стены.

Скала затрещала, заохала и исполином свалилась на колени, а затем навзничь, завинчивая высоченные клубы пыли столбом.

Грохот стоял такой, будто сам Перун решил спуститься на своей колеснице с небес. Произошло масштабное изменение в земной коре. Горный хребет был низвергнут, и на его месте образовалась земная гладь.

***

Яромил открыл глаза. В голове гудело, во рту пересохло. Он с трудом приподнялся на локтях и, вертя головой, огляделся.

Поблизости нигде не было Кощея. Не было и горного хребта, под пещерными сводами которого происходила битва. Кругом были сумерки, и в их очертаниях, немного привыкнув к темноте, Яромил, наконец, сумел различить очертания широкой реки.

Над рекою был перекинут полупрозрачный, словно хрустальный, мост. Обоих концов моста не было видно, они расплывались в белесоватом негустом тумане.



Стояла первозданная тишина, и воздух был как-то странно недвижим, будто застывший кисель. Ни единого дуновения ветра.

Яромил поднялся на ноги и краем глаза уловил еле заметное движение сбоку. В следующее мгновение перед ним возникла фигура красивой девицы в простом белом одеянии.



- Кто ты? Где я? - спросил Яромил.

- Я Морена, - приветливо ответила девица. - А это, - вскинула она руку в сторону реки, - Калинов мост.

В тот же миг память Яромила подкинула картины боя с Кощеем и как он, Яромил, нарочно поднял руки выше требуемого с занесённым мечом, и огненный шар, брошенный Кощеем, влетел ему в грудь.

Удар был очень сильным и довольно болезненным. В тело будто вонзили сразу несколько острых копий. Затем вспыхнуло ярко-рыжее зарево и, наконец, всё померкло.

А очнулся он уже здесь. Первой эмоцией Яромила было огорчение, но через мгновение пришло осознание, что всё сбылось, как он задумал.

Богатырь успокоился и улыбнулся улыбкой ребёнка в момент сильной и искренней радости.

В детстве дед часто рассказывал Яромилу про переход.

- Всему своё время, внУчек, - говаривал дед, сидючи за переплетением высушенных берёзовых полосок в корзину.

Когда подоспеет твоё время перехода, ты почувствуешь это душой. На берегу реки Смородины, через которую перекинут Калинов мост, тебя встретит богиня Морена. Река и мост невидимы для обычного человеческого глаза. Они находятся между мирами и служат переходом из одного мира в другой. Ты слушайся её совета. Она проводит тебя на другой берег и подскажет что да как. Как взойдёшь на мост, будут одолевать тебя разные соблазны, испытывая твою душу и совесть. От того как преодолеешь те испытания, зависит твоё временное пребывание в светлом Ирии али в тёмной Нави. По делам человека и награда. Что бы не выпало на долю твою, не печалься. Далее следует новое воплощение в явном мире.

Воспоминание померкло.

- Я готов, - сказал с улыбкой Яромил.

- Тогда пойдём, - тоже улыбнулась Морена. И они двинулись в сторону моста.

Пройдя небольшое расстояние по мосту, вдруг, откуда ни возьмись, всё кругом заполыхало синим жгучим пламенем.

Мост горел со всех сторон, того и глади рухнет. Яромил, прикрыв лицо рукавом рубахи, бросился бежать к противоположному концу моста.

Как вдруг услышал пронзительный собачий визг. Как? Откуда? Почему здесь оказалась собака?

Времени на раздумья не было. Яромил, не теряя ни секунды и ничуть не заботясь о себе, ринулся в обратную сторону прямо в огонь. Пламя больно кусало его и прожигало кожу, но богатыря это не остановило. Он метался из стороны в сторону, идя на визг и ища несчастное животное.

Наконец, он увидел источник визга, быстро подхватил его на руки и стремглав выбежал из границ огня.

Немного отдышавшись и прокашлявшись, решил взглянуть на спасённое существо и проверить, как оно. Но опустив взгляд вниз на свои руки, Яромил увидел лишь, как что-то тёмное развеялось дымкой, теряя очертания, и исчезло.

Он поднял голову и увидел, что нет никакого пламени, и мост не горит, а стоит себе, как и стоял до этого. Только теперь Яромил осознал, что огонь был ненастоящим.

- Ты молодец, - послышался откуда-то сбоку голос Морены. - Выдюжил первое испытание. Не робей, иди дальше. Слушай своё сердце.

И Яромил двинулся дальше. Прошёл довольно длинный отрезок пути, а мост всё не кончался. Ни конца, ни края не было видно ему. Как вдруг послышались непонятные звуки, будто кто скрёб по стеклу металлическим лезвием. Аж кишки переворачивались внутри от омерзительно ощущения.

Из тумана показалась громадная фигура какого-то невиданного существа. Ростом оно было с двухэтажную избу. Массивные ноги, оканчивающиеся уродливыми пальцами с длинными острыми когтями. Это они порождали тот самый омерзительный звук при каждом новом шаге чудовища. Спина переходила в хвост, покрытый крупной чешуёй.

Чудище разинуло смердящую пасть, откуда показались четыре ряда острых клыков, и заревело так, что у Ярмила заложило уши, и поднялся сильный ураган.

Богатырь схватился обеими руками за перила моста и держался что было мочи, пока чудище ревело, а его сносило порывистым ветром.

Но вот рёв прекратился. Двое схватились на мосту врукопашную. Чудище било мощным хвостом, царапало лапами с острыми когтями, кусало острыми клыками и пыталось раздавить человека, как букашку, огромной задней ногой.

Но Яромил не дрогнул. Он бился отважно, одаривая тварь пудовыми кулаками по смердящей морде и верхней части туловища. Пинал сапогами по ногам, уворачивался кувырком по мосту и снова бил и пинал.

В какой-то момент Яромилу удалось захватить чудовище сзади за шею. Он сильно сжал руку и не расслаблял её до тех пор, пока чудище, хрипя, с шумом не рухнуло вниз. Поверженная тварь тут же превратилась в облако и испарилась.

- Ты славный воин, - снова подбодрила его Морена. - Осталось последнее испытание, самое тяжкое. Ты должен сделать свой выбор - пройти мост до конца или вернуться в явный мир. Ещё есть время для этого. Идём.

Яромил был измотан. Пережитое за время, проведённое в городе во время буйства хвори и тем паче, за последние две седмицы поднимало в душе бурю противоречивых чувств и эмоций. Всё, чего ему хотелось, это прилечь и уснуть.

Он уже почти прошёл мимо, как в месте, где он только что был, туман рассеялся, образовав сферу, в которой богатырь увидел своих родичей. Обессиленный и переполненный эмоциями, он упал на колени и горько заплакал.

- Матушка, батюшка, простите меня. Я не сдержал слова, данного вам, я не сдюжил одолеть Кощея. Я... я не смогу вернуться к вам, - причитал Яромил сквозь рыдания.

Матушка гладила его золотистые кудри и ласково говорила:

- Ничего, сынок, всё образуется. Пойдём с нами. Незачем тебе здесь оставаться. Погляди, не видать конца моста. Сколь ещё нужно идти? Ты устал, тебе нужно отдохнуть. Поднимайся, пойдём.

Яромил, убаюканный родным голосом, почти позабыл обо всём на свете и уже было хотел повиноваться, как вспомнил, для чего он здесь.

- Нет! - вскрикнул он и поднялся на ноги. - Я не могу пойти с вами. Иначе Кощей сделает меня своим учеником. А я не могу этого допустить!

Очертания матери вдруг изменились, она упала, охая и закатывая глаза. В диалог вступил отец:

- Яромил, сынок. Разве ты не видишь? Твоей матушке плохо. Кажись, зацепила её проклятая зараза. Пойдём, хоть попрощаешься с ней, свидишься в последний раз. Она по тебе так убивается. Исполни же свой сыновний долг, проводи в последний путь.

Сердце Яромила сжалось в маленький колючий комок. Нервы напряглись как натянутая тетива лука, готовая выпустить стрелу в любой миг. Сознание меркло, а мысли путались.

- Простите меня, матушка и батюшка, - процедил он сквозь стиснутые зубы, сжимая ладони в кулаки до побеления костяшек. - И прощайте.

С этими словами Яромил резко развернулся и бросился бежать по мосту что было сил. Добежав до конца, он рухнул без чувств на землю.

Морена ласково улыбалась и, присев на корточки, гладила лежащего в беспамятстве Яромила по голове:

- Ты хороший человек и славный воин. Ты выдюжил и сделал свой выбор. А теперь пора отдохнуть. Оставайся здесь сколько захочешь. Воля твоя, когда вернуться в Явный мир за новым опытом и знаниями.

***

Насколько хватало взора кругом раскинулись красивые луга с благоухающими цветами и плодоносными деревьями. Пахло сладкими ароматами. Светило тёплое солнце. Отовсюду доносились голоса природы - птиц, зверей, насекомых. Они убаюкивали и окутывали чувством безмятежности и умиротворения.



Однажды славянским волхвам открылось откровение, как излечить непонятную хворь. Кто-то случайно собрал нужные травы воедино, и отвар убил заразу на корню.

Славянские народы были исцелены, славянские земли очищены от скверны. Всё вернулось на круги своя, жизнь снова текла своим чередом.

Кощей был зол и огорчён, но он дал обещание человеку и сдержал его. Тёмные маги не всегда совершают плохие поступки, они умеют целительствовать и помогать, точно также как и светлые маги могут навредить и искалечить.

Мир магии неоднозначен. Простым людям лучше не лезть в законы этого мира и не пытаться осознать. Простым людям достаточно просто ведать, что магия неотделима от человеческого бытия, что она повсюду, всегда была и всегда будет.

Закончилась ещё одна историческая веха в жизни славянских народов. Закончилась вполне благополучно.

Яромил не сдержал данного родителям слова. Он не вернулся. Но он исполнил священный долг перед своим родом и перед всем народом.

Часть его будет жить в потомках его единокровных братьев и сестёр. Славяне никогда не умрут.

Категория: Творчество

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Короткой строкой...