Жизнь одного Домового » Ведун - сайт Светлой магии

Ведун » Творчество » Жизнь одного Домового

 
 
 

Убедительная и большая просьба к Тёмным и Серым.


Не закрывайте этот сайт и не блокируйте к нему доступа - не показывайте свою слабость.
Пусть будет хотя бы один - для Светлых.



Жизнь одного Домового

Автор: Ведун Светлый от 2-08-2021, 15:36, посмотрело: 486

0 Он был уже очень ветхим. Уже и силу имел не ту, и ни на что боле не годился. Изба без хозяина сильно покосилась, в углах образовалась густая пушистая паутина. Деревянные перекрытия насквозь прогнили. Хозяин и дом доживали свои последние дни.



Домовой забился под старую лавку и сидел недвижим, готовясь и предаваясь перед уходом на новый жизненный круговорот самым ярким воспоминаниям за прожитую на земле среди людей жизнь. А вспомнить было что. Ведь ему сравнялось ни мало ни много, а двенадцать веков с хвостиком.


Рождение

Митруше не терпелось прийти в мир людей. Он уже достаточно отдохнул после предыдущего воплощения и давно был готов к новому круговороту.

- Отпусти меня, хозяин навий, - просился Митруша. - Пора мне.

- Ну что ж, коли решил, так ступай, - ответствовал хозяин навьей нечести. - Поучись уму-разуму, да возвращайся на круги своя.

Несколько мгновений кромешной тьмы и первозданной тишины, и Митруша открыл глаза. Вокруг был лес, прихваченный первыми морозами, а впереди просвечивала деревня, и из избяных труб струился дым от топящихся печей. Домовые, как энергетические сгустки, не умели чувствовать холода или жара, но всё равно не любили подолгу оставаться бездомными. Ведь первоочередная задача домового - это сбережение жилища и людей, обитающих в нём. Домовой столь же сильно нуждается в доме, как и дом в домовом. Митруша выдвинулся в сторону деревни, как вдруг услышал зов:

- Дедушка-соседушка, приходи к нам жить, хозяйничать. Принимай жилище. Милости просим.

Молодая пара аккурат только что отделилась от рода и покинула родовую избу, дабы заселиться в свой собственный свеже-отстроенный дом и продолжить род.

Митруша жутко обрадовался и в один миг очутившись у входа, вихрем влетел в настежь раскрытую дверь. В доме пахло деревом и свежестью. На полу у тёплой печи ждало щедрое угощение - миска свежего молока и вкусная ароматная ватрушка. Теперь он здесь полновластный хозяин и во многом от него зависит благополучие дома и домочадцев. Как, впрочем, и от людей, населяющих жилище, зависит его, домового, благополучие, ибо внутренняя атмосфера формирует домашнюю энергию. Обходя свои только что приобретённые владения, Митруша щурился от удовольствия.

Пошла уже вторая седмица, как Митруша взял под свою ответственность молодую пару. Он искренне привязался к людям, полюбил их всем своим навьим существом и старался, как мог, поддерживать в доме порядок и уют.

Сегодня, как обычно, молодой хозяин отправился в лес, чтобы добыть чего-нибудь вкусненького и побаловать свою любимую супружницу. В лесу много всякой снеди, и грибочки под снегом найти можно, и дичь какую поймать, и насобирать вкусной клюквы, подслащенной первыми морозами. Человек шёл улыбаясь своим приятным думам и наслаждаясь свежестью осеннего утра. Как вдруг его ухо уловило еле слышный писк. Он посмотрел по сторонам и увидел небольшую собачку, лежащую без движения на земле. Человек быстро приблизился к ней.

Собачка была очень худа, так, что проступали рёбра из-под свалявшейся шерсти, она почти не дышала, но всё же жизнь ещё теплилась в ней. Прижавшись к её холодеющему брюху, еле шевелились и попискивали двое щенков, которым было от силы дня два от роду.



А в нескольких шагах от них лежали ещё двое замёрзших малышей, души которых уже отправились в светлый Ирий.

- Боги, кто же сотворил такое? Изуверы... Поймать бы да переломить хребет.

Человек, не раздумывая и не теряя драгоценного времени, подхватил собачку-мать на руки, двоих выживших малюток аккуратно положил в заплечный мешок и направился скорее домой.

Дома собачку и щенков укутали в тёплые одеяла. Хозяйка обмакивала палец в молоко и давала слизывать малышам. Наевшись и согревшись, щенки сладко заснули под уютным одеялом, засопев крошечными носиками. А собачка к еде не притронулась. Она лежала на полу, не шевелясь, и по её мордочке текли слёзы. Слёзы невысказанной боли и обиды за то, как с ней обошлись. Слёзы скорби по погибшим детёнышам, что не сумела сберечь. Слёзы счастья и бесконечной благодарности Человеку, который не бросил в трудный миг и спас её оставшихся в живых малышей.

Под утро собачка-мать покинула мир земной. Но остался след - двое маленьких комочков, которые росли и крепли с каждым новым днём, вскоре превратившись в красивых пушистых псов. Одного из них пара оставила себе. Хозяин любил брать с собой в лес смышлёную и ловкую собаку. А другого подарили родичам в соседнюю деревню. Иногда, когда родичи приезжали в гости, собаки, узнав друг друга, возбуждённо виляли хвостами, задорно лаяли, прижимая верхнюю часть туловища к земле, и возились играючи.

Так жил себе Митруша, горя не знаючи. Хранил дом, который цвёл разноцветными дивной красы цветами от того, что в нём жили такие замечательные и душевные люди. Правда, эти цветы были видны только ему да другим навьим духам. Нянчил не одно поколение детей, родившихся от той пары. Был верным помощником и бдительным хозяином.


Трагедия и переезд на новое место

Митруша мирно дремал возле тёплой печи. Как вдруг домочадцы засуетились, забеспокоились. С улицы донёсся какой-то шум и крики. Атмосфера наполнилась тревожными чёрными вихрями.

Домовой вскочил с места и хотел было выбежать во двор разведать, что происходит. Только он добежал до двери, как она резко распахнулась, пройдя сквозь него. На пороге стоял воин с раскосыми глазами с оголённой саблей и перекошенным от злобы лицом. Ему наперерез вышел глава семейства с топором в руке, отрезав сжавшихся в кучу домочадцев от ворога и загородив их своей могучей спиной. Если кто и сможет причинить им вред, то только после того, как убьёт его, главу семейства.

Воин шагнул внутрь избы и замахнулся для смертоносного удара. Но хозяин оказался проворнее. Двумя пальцами он резко ткнул ворога в область схождения рёбер, перебив дыхание, и одним размашистым движением острого топора отделил голову от туловища. Кровь хлынула фонтаном на деревянные полы и стены. В воздух добавился запах смерти.

Во всей деревне была страшная суматоха. Звук скрещивающихся клинков, перемешанных с боевыми криками и стонами напуганной домашней скотины. Плач малых деток. Шум рушащихся избяных стен и перегородок от нарочно устроенного пожара.

Отряд раскосоглазых в разы превосходил численность небольшой деревеньки, застигнутой врасплох. Девы искусно сражались наравне с мужами - самоотверженно и жёстко, защищая свои рода, детей и стариков.



Но, увы, пали жертвами коварного замысла. Деревня утонула в красно-рыжем зареве огня и крови. В живых никого не осталось. Вороги, довольные результатом, покинули разорённую деревню.

В живых никого не осталось... Окромя всего двух существ, сумевших вовремя укрыться под руинами одного из домов. Синеглазой перепачканной и перепуганной девчушки лет 10 и Митруши.

С трудом, но девочке всё же удалось откинуть в сторону обгоревшие обломки и вылезти на клочок земли. Её била крупная дрожь. Её цветущая родная деревня, а вернее то, что от неё осталось, выглядела поистине ужасающе. Оставаться здесь далее было нельзя. Нужно было искать новое убежище. отрясённая произошедшим, она медленно огляделась и, пошатываясь, сделала несколько неуверенных шагов. Потом как будто что-то вспомнила, остановилась. Обернулась и тихим голосом прошептала:

- Дедушка-соседушка, если ты жив и если ты меня слышишь, пойдём со мной на новое место жительства.

Митруша был бесконечно ей благодарен и счастлив, что вспомнила, позвала, не бросила одного на руинах. Они выдвинулись на север через лес. Девочкин отец, бывало, говаривал, что в той стороне живут их далёкие родичи. Домовой и человек решили не сдаваться и надеялись обрести новый дом.

Два дня и две ночи шли девочка и домовой по лесу,питаясь подножным кормом, а иной раз и рыбку удавалось выловить остро заточенной палочкой и поджарить её на костре. Девочка ела сама и обязательно оставляла немного лакомства Митруше. Спали на дереве, дабы не искушать лесное зверьё.

А к третьей ночи путешественники вышли к реке. Рядом была небольшая уютная полянка, и девочка решила остановиться на ночлег. Насобирала немного сухих веточек, развела костёр, поджарила собранные по пути грибы. Перекусив, оставила кусочек своему невидимому спутнику и улеглась спать на мягкой еловой подложке, сложенной прямо на землю. Здесь было открытое пространство и звери едва ли станут тревожить её. Шли целый день, поэтому девочка успела притомиться. Она улеглась поудобней и тут же провалилась в сладкую дрёму.

И снится ей дивный сон. Как река залилась серебряным светом в отблесках полной круглой луны. А из воды вышли на берег три прекрасные девы с длинными до земли сине-зелёными волосами.



Они были наги, но длинные волосы ниспадали на плечи, грудь и бёдра, прикрывая члены их тел. Девицы приблизились к спящей и стали расчёсывать её костяным гребнем, при этом напевая тихую ласковую песню. И до того умиротворяющими были песнь и ласки речных девиц, что девочке захотелось пойти вместе с ними, чтобы только это дивное чувство мира и покоя никогда не заканчивалось.

Она уже поднялась и направилась к реке, окружённая тремя обворожительными подругами. Босые ступни уже коснулись водного края, как вдруг краем глаза увидела маленькое мохнатое существо. Оно почему-то злилось и пыталось отделить речных дев от девочки. Даже злобно шипело и топало на них ногами. Существо бранилось, но слов девочка разобрать не могла, потому что речь была слишком быстрой. По интонациям стало понятно, что существо зело не довольно поведением подружек и хочет их прогнать туда, откуда пришли. Но речные девы были настойчивы.

В один миг их красивые лица исказились злобной гримасой, глаза выпучились, а из разинутых ртов выросли острые и длинные клыки. Они схватили девочку за руки и силком поволокли в воду. Девочке сделалось страшно, она уже не хотела следовать за подругами, отчаянно кричала и извивалась, пытаясь высвободиться из цепких холодных рук. Но девы волокли её всё глубже и глубже в воду. И вот она уже по плечи оказалась в воде.

Маленькое мохнатое существо тревожно пищало и бегало вдоль берега. Затем оно остановилось и быстрой речью что-то громко произнесло, глядя в глубь реки, будто призывая кого-то. Существо повторило призыв вдругорядь. Девочка уже по горло стояла в реке. Ещё чуть-чуть и вода навсегда сокроет её в своих пучинах.

Существо в третий раз отчаянно выкрикнуло призыв. На сей раз он был услышан, и из самой сердцевины реки вода вдруг по спирали поднялась столбом и заструилась сверху вниз.



Мохнатое существо и водяной струящийся столб о чём-то не долго толковали. После этого столб рявкнул в сторону девиц, отчего те бросились от девочки врассыпную, попрыгали в воду словно рыбы и скрылись. Столб, завинчиваясь по спирали в обратную сторону, опустился и сравнялся с водной гладью. На реке сделалось тихо, и серебряное свечение померкло.


Событие в лесу глазами домового

Луна нынче была полная, а ночь чересчур тихая. Митруше не нравилась идея остановиться на ночлег на открытом пространстве у воды. Куда спокойнее было немного углубиться в лес и, как обычно, устроиться на каком-нибудь дереве. Но девочка очень устала за день и не думала ни о чём плохом.

Они улеглись спать. Митруше было очень неспокойно, он чувствовал необъяснимую тревогу, как вдруг заметил, что над водной гладью внезапно возникло белесоватое свечение, усиливаясь с каждым мигом всё больше и больше. Тревога домового возросла во сто крат, ибо он ведал, что последует за этим свечением. И не ошибся. Из реки показались трое девиц.



Лица их были страшны и бледны, как у мертвецов. Вместо глаз - пустые глазницы. Длинные волосы похожи на спутанную тину. От них смердело на несколько шагов водной гнилью. Они приблизились к человеку и стали расчёсывать костяным гребнем, напевая при этом какую-то монотонную песнь, похожую на заупокойную, жуткими скрипучими, как у старух, голосами.

Митруша пытался перекричать девиц, разбудить девочку, но его крик тонул в нотках монотонной песни, а девочка была уже под гипнозом и не могла очнуться. Затем речные девы повели её к реке, дабы утопить и увести за собой навсегда.

Митруша был в отчаянии. Он не знал, чем можно помочь. Он бегал вдоль берега и громко бранился, но толку от этого было мало, если не сказать, никакого. Как некстати, что домовые имеют силу и власть только на территории дома, где обитают. Только там они могут защитить жилище и его хозяев от разной навьей нечисти. Здесь же, в лесу, на берегу реки, он был бессилен.

Девочка уже по горло стояла в воде, пытаясь высвободиться. Она больше не была под гипнозом речной нави, но у неё не было ни малейшего шанса оторвать их от себя. И Митруша решился на отчаянный поступок, последний, который мог помочь спасти девочку - он воззвал к хозяину водных духов, к Водяному. Он дважды выкрикнул в пустоту призыв. Водяной не отзывался. Сосредоточив все свои силы, Митуша в последний раз громогласно позвал водяного, перекрыв на мгновение своим криком коварную песнь речных дев. И, о удача! - этого хватило, чтобы водяной хозяин, наконец, услышал его.

Водяной поднялся из речных глубин высоким струящимся столбом. Он был очень недоволен тем, что его потревожили.



- Как смеешь ты беспокоить меня в моих владениях? - сердито и громко спросил он. - Чего ты хочешь, дух дома?

- Милостивый хозяин водный, прости меня за то, что потревожил. Но твои подопечные хотят забрать моего человека. Вон, погляди, - и домовой указал в сторону девочки, стоявшей по горло в воде.

- Ты знаешь Закон, домовой, - всё также грозно ответствовал водяной. - Если человек в полную луну остановится у открытой воды и поддастся чарам кикимор, то это их честная добыча, и никто не смеет оспорить её.

- Про то я ведаю, хозяин водный. Но прошу, дозволь мне забрать моего человека. Она всё, что у меня осталось. Деревню, где я жил, уничтожили враждебные племена, и мы следуем на новое место к дальним родичам девочки. Отдай её мне, молю.

Домовой немного подумал и тихо, опустив голову, добавил:

- Я в долгу не останусь.

- Что ж, дух дома. Пожалуй я соглашусь на твоё предложение. Забирай девчонку, но запомни: как только ты мне понадобишься, я призову тебя и возьму плату за моё одолжение.

- Идёт, - еле слышно промолвил Митруша.

В тот же миг водяной рявкнул на кикимор, и те бросились прочь от девочки в водные пучины. Водяной тоже спиралевидно опустился к воде и растворился в ней. Всё смолкло. Свечение прекратилось.

Митруша взял напуганную девочку за руку и отвёл на спальное место, хотя она, конечно, не могла почувствовать его прикосновение. Ей казалось, что она сама выбралась из воды. Домовой дунул на девочку, навевая сонные чары, и она, расслабившись, вновь заснула, а Митруша устроился рядом в её ногах. До утра их больше никто не тревожил.

Наутро, пробудившись, девочка вспомнила, что ей привиделось этой ночью. Ей снились кикиморы - речные девы, помощницы водяного. Баловницы и шалуньи. От бабушки она слышала много раз, как кикиморы утаскивали живых людей под воду, особенно, в моменты полнолуния, усыпляя их бдительность ласковыми песнями. Часто они делали это, пока человек спал, когда вместе с телом дремлет и его разум. Тогда легче всего одурманить его и завлечь в водные владения. После того человека уже невозможно было отыскать. Он пропадал навсегда из мира людей. А что с ним становилось, про то никто не ведал.

А ещё девочка поняла, что мохнатое существо - это её домовой, которого она пригласила пойти с собой. Он вызвал речного хозяина - водяного - договорился с ним о чём-то и спас её от неминуемой погибели.

Она поднялась с земли, сладко потянулась и собралась снова в путь, как взгляд выхватил какой-то светлый предмет, лежащий неподалёку на траве. Девочка подошла поближе, наклонилась и подняла с земли костяной гребень. Её прошиб холодный пот. Она осознала, что то был никакой не сон, а самая настоящая явь. Что речные кикиморы взаправду пытались уволочь её под воду, а домовой спас ей жизнь. Ошарашенная внезапным осознанием, она низко поклонилась и произнесла:

- Благодарю тебя, дедушка-соседушка. Пойдём дальше, сыщем новый дом.

Так и шли они долго ли, коротко ли. Да только через некоторое время вышли на довольно большую деревню. Это и было то самое пристанище, где обретался род троюродного дяди девочки. Она рассказала о нападении на её родную деревню, о том, что всё было сожжено дотла и о том, как шла через лес несколько седмиц, да вышла, наконец, к их деревне. Родичи приютили девочку и дозволили жить в их родовой избе.

Так у Митруши появился новый дом и смысл существования. Он подружился с тамошним домовым, который жил в избе уже очень давно, и хорошо с ним ладил. Вместе они следили за порядком, и дом благоухал изысканными цветами.

Прошло ещё несколько веков. Девочка выросла и основала свой собственный род. А Митруша всё так же жил себе в той же избе, наблюдал, как поколения сменяют друг друга, и радовался тихой счастливой жизни среди людей.


Время платить по долгам

Как-то раз Митруша приглядывал за недавно родившимся в семействе его дома младенцем, аккуратно покачивая его в самодельной колыбели, пристёгнутой к деревянному потолку. При этом домовой тихонечко бранился на наглого домашнего кота, любившего запрыгнуть к малышу в люльку и, свернувшись калачиком, сладко дремать.

- Ну что же ты за скотинушка-то такая, Пиратка. Сколько раз я тебе говаривал, не лезь к ребёнку, не три его своей шерстью. Мал он ещё, понимаешь? Вот подрастёт чуток, надерёт тебе, полосатому, пушистый зад.

На это кот, прищурив глаза и заворачивая под передние лапы когти, всегда самодовольно отвечал: Муррррррр....

- Оооох, бестолковая твоя головушка, - притворно злился Митруша, - ну что с тобой, дубинушкой стоеросовой, поделаешь.

И тут Митруше показалось, что свет, падающий от полной луны, сделался ярче. Он быстрыми маленькими шажочками подбежал к окну и выглянул. Так и есть. Над озером, что было неподалёку от деревни, образовалась светло-жёлтая пелена. Внутри Митруши сжался комок, предчувствуя неотвратимое.

В следующее мгновение домовой увидел закручивающийся столб воды, прямо в середине озера и сразу услышал:

- Ну здравствуй, дух дома. Вот мы и свиделись вновь. Помнишь, за тобой должок? - прошуршал водяной столб.



Митруша выбежал на улицу и приблизился к озеру.

- И ты здравствуй, Водяной, хозяин всех вод. Да уж забудешь разве про такое. Говори, чего надобно, исполню всё, что в моих силах, - ответил присмиревший Митруша.

- Ты знаешь, что мы, водная нечисть, чтим Закон и за просто так с людским родом не пересекаемся. У них своя жизнь, у нас своя. Но тут неподалёку появилось одно селенье. Обитает в нём один очень поганый народ, кочевники, позабывшие закон природы и правила уважения духов навьих. Они молятся своим тёмным богам, убивая, грабя и насильничая соседние племена, и принося своих людских собратьев в жертву. Но самое страшное, что трупы людские они не предают огню, как того требуют древние заповеди, а бросают, не совершив должных обрядов, в воду! А потом уходят на новое место, и там всё повторяется сызнова. Из-за этого вода повсюду отравлена трупным ядом. Рыба гибнет. Пресные водоёмы обращаются в гнилые болота. Это нужно прекратить немедленно! Иначе вскоре может нарушиться природное равновесие, и тогда всем будет худо - не только людям, но и нам, навьим сущностям.

- Я понял тебя, - ответил домовой. - Но чем я могу помочь? Я ведь домашний дух, и умения мои распространяются только на территории дома. Вне его пределов я бессилен.

- Ведаю! - раздражённо рявкнул водяной. - Ты и будешь вершить суд в пределах домов. Придёшь в то селение, зайдёшь в жилища людской погани. А там уж воля твоя и замысел твой, что захочешь, то и свершишь с ними. Главное, извести весь их треклятый род, чтобы боле не было на земле таких человеков.

Призадумался домовой, да деваться некуда. Обещание, данное несколько веков назад в обмен на спасение девочки, нужно исполнить во что бы то ни стало.

- Хорошо, хозяин водный. Исполню всё в точности. Дай мне сроку до завтрашней ночи.

- Договорились, домашний дух. Поселились они вниз по течению, в одной миллиардной световых лет пути отсюда. Прощай же.

Водяной столб закрутился вниз и, издав короткий всплеск, слился с озером.

А Митруша снарядился в путь. Водяной сказал одна миллиардная световых лет пути. По людским меркам это около десятка мгновений. Навьи сущности живут рядом с людьми, но всё же в несколько ином измерении, где время течёт по-иному. Потому-то, находясь рядом, но в параллельных ипостасях, люди и духи редко пересекаются. Лишь иногда, когда происходит какой-нибудь сбой во Вселенной, людские и навьи сущности могут нечаянно проникнуть в миры друг друга. Либо при занятии специальными практиками, открывающими завесу невидимого. Но такие проникновения чреваты непредсказуемыми последствиями. Поэтому и люди, и духи предпочитают жить в своих мирах, не пересекаясь друг с другом, лишь в мгновения крайней необходимости.

Очутившись в нужном селении, домовой осмотрелся. Оно было совсем крохотным, всего полдюжины шатров, которые и домами-то назвать было сложно. Так, временные пристанища. В центре селения догорал костёр.



Немного поразмыслив и сосредоточившись, Митруша уверенно направился к первому шатру. Залез внутрь и тут же столкнулся с местным домовым (хотя вернее было бы сказать шатровым) духом. Этот дух был очень злобен, он без предупреждения кинулся на Митрушу, образовав вместе с ним единый светящийся фиолетово-чёрным клубок. Клубок катался по земле внутри шатра, и из него доносилась отборная брань, писки и нечто, похожее на шипение. Ещё через несколько мгновений клубок рассоединился, и из него в разные стороны откатились оба участника. Митруша быстро образовал светящийся оранжевым шар в своей маленькой мохнатой ручке и замахнулся им.

Но шатровый дух успел громко и протяжно пискнуть. Шар полетел в него, и дух, вспыхнув ярко синим пламенем, рассыпался в пыль. Не успел Митруша опомниться, как пять оставшихся шатровых духов ввалились в палатку, привлечённые зовом собрата. Они мигом окружили его, выражая сильную злобу и негодование. Кинулись все разом и снова образовался катающийся клубок. В какой-то момент Митруше чудом удалось отсоединиться от общего клубка. Он откатился в сторону и сильно ударился о выступивший камень. Но медлить было нельзя.

Домовой собрался с последними силами и в его руках вспыхнул новый огненный шар. Шатровые духи кинулись на него со всех сторон, но доли мгновения хватило, чтобы шар в самый последний миг ударил в толпу маленьких разъярённых сущностей. Они тут же рассыпались в мелкую пыль, а Митруша обессиленно осел на землю.

Через несколько мгновений, совладав с собой, он поднялся и очутился рядом с ещё тёплым тлеющим костровищем. Митруша дунул на костровище и закружился на месте, продолжая дуть. Пламя вспыхнуло ярким столбом и в одно мгновение разнеслось по всему лагерю, будто подхваченное сильным ветром.

Люди даже проснуться не успели, не то что понять, что происходит. За считанные мгновения лагерь вместе с его людскими и навьими обитателями был сожжён дотла.

Вернувшись домой, Митруша улёгся возле тёплой печи, в своё излюбленное место, и свернулся калачиком. Он потратил много сил и невероятно устал. Ему требовался покой и восстановление.

Кот выпрыгнул из люльки, подошёл к домовому и с соучастием лизнул его шершавым языком.

Над озером вспыхнуло яркое золотистое свечение и тут же погасло. Это водяной поблагодарил духа дома за отлично проделанную работу и попрощался.

После того случая Митруша прожил среди людей ещё несколько веков. Случалось в его навьей жизни всякое - страшное, забавное, тревожное и счастливое. Он прожил долгую и насыщенную жизнь, и ни одного мгновения не жалел о приходе в мир людей. Но всё имеет своё начало и свой окончание. Настало время и Митруше возвращаться на круги своя.


Уход

Митруша сидел под лавкой, не шевелясь и прикрыв глаза. Теперь дом не цвёл цветами. Он был весь объят зелёной вонючей плесенью. Домовой, что жил здесь до Митруши, уже давно ушёл на новый круговорот. А люди отстроили новую избу. Конечно, звали с собой домового, следуя древним заветам предков. Но Митруше оставались считанные мгновения. Он предпочёл остаться в старом доме и уйти вместе с ним.



Дом заскрипел, застонал, немного увеличился в объёме, словно вздохнул в последний раз, и гнилые стены с крышей с грохотом рухнули вниз, поднимая вихрастые клубы пыли.

Митруша затих, и грохот рушащихся стен прекратился вместе с последним выдохом хозяина, навсегда хороня под обломками воспоминания о жизнях многих поколений, их горестей и радостей, побед и поражений, о жизнях тысяч людей, связанных кровными узами.

Кромешная темнота и первозданная тишина.

***

- Здравствуй, хозяин навий, - поздоровался Митруша. - Давно тебя не видел.

- О-ооо, здравствуй, здравствуй, дружочек. А ты возмужал, как я погляжу, - улыбнулся Хозяин. - Погоди чуток, сейчас окончу дела и ты мне всё расскажешь по порядку, где был, чему научился...

Митруша и хозяин навьей нечести долго болтали, не умолкая. Уж очень давненько не видали друг друга, поотвыкли, соскучились. Митруша с удовольствием рассказывал хозяину обо всех своих приключениях и жизни среди людей. А хозяин ласково смотрел на него и довольно улыбался.

Категория: Творчество

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Короткой строкой...