Очерк одного купца про славянских Оборотней » Ведун - сайт Светлой магии

Ведун » Творчество » Очерк одного купца про славянских Оборотней

 
 
 

Убедительная и большая просьба к Тёмным и Серым.


Не закрывайте этот сайт и не блокируйте к нему доступа - не показывайте свою слабость.
Пусть будет хотя бы один - для Светлых.



Очерк одного купца про славянских Оборотней

Автор: Ведун Светлый от 25-07-2021, 11:38, посмотрело: 196

0 Есть много разных сказаний и записок про славянские народы, их земли, быт и жизненный уклад. Славяне любили и умели взращивать урожай и готовить из него вкусные кушания. Они владели разными полезными ремёслами, например, создавали глиняную и деревянную посуду, мастера кузнечного дела отливали уникальное оружие. Своими умениями и доброжелательным нравом славянские народности прославились на многие мили во все концы света. Все торговцы очень любили посещать ярмарки в славянских городищах. Там можно было найти любой диковинный товар на самый изощрённый вкус, да и свой продать или выгодно обменять.

Славянские народы обладали яркой и запоминающейся внешностью. Их описывают как красивых волевых людей роста высокого с волосами каштанового и русого цветов светлых и тёмных тонов. Глаза в основном светлые - зелёные, голубые и серые. Кожа белая. На щеках здоровый румянец. Что ни молодец, так богатырь статный. Что не девица, так ягодка, загляденье.



Одежды носили простые, но удобные. Молодцы любили штаны и свободную рубаху до колен из чистого льна, подпоясанную кушаком. Девицы - расшитые узорами сарафаны до пят. В длинные косы вплетены ленты.

Женщина считалась у славян неприкосновенной святыней, её глубоко чтили и безмерно уважали. Девы наравне с мужами владели ремёслами и боевыми искусствами. Девы верховодили в роду и принимали важные решения. Когда приходила беда, женщины наравне с мужами поднимались оборонять родные земли. Дрались неистово, как настоящие воины, знающие толк в боевых искусствах и ратном деле. Но как только вновь наступало мирное время, воины становились обыкновенными землепашцами, мирными бортниками, умелыми бондарями и искусными кузнецами.

В записках также значится, что славяне селились в основном небольшими деревнями в лесах, не далеко от рек и озер. А некоторые племена имели хорошо устроенные городища, с крепкими кирпичными и деревянными теремами и причудливой узорчатой резьбой; мудро продуманной канализацией, со всякими диковинными сооружениями, навроде бань. Где-то в сказаниях путешественников и торговцев обширные славянские земли называют Гардарикой. Происхождение названия берёт своё начало то ли от понятия "ограждение" в смысле огороженное пространство, то ли от Гарды - специальной части меча, разделяющей рукоять и клинок и предохраняющей кисть от пореза лезвием. Ведь среди славян было много славных оружейных дел мастеров и профессионалов клинкового боя.

В записках встречаются противоречивые указания географии славянских земель. Но, судя по всему, данные народы раскинулись по всему Евразийскому континенту, от края Восходящего солнца до западных границ материка. От суровых северных земель Евразии до южных границ Африки.

Каждое племя по-разному называло своих покровителей - богов, от которых вели свои рода. Богов славили, просили покровительства и советовались в ответственный миг, как со старшими родичами.

Удивительно, но славян никто никогда не примечал среди рабов. Многие народы не раз пытались поработить их, славяне же предпочитали смерть неволе, могли самоумертвиться, но ни за что не жить на коленях.

Про славянские племена ходило много всяческих толков и легенд. Эти народы жили рука об руку с мистикой. Они всегда жили по одним им понятным законам и принципам, веровали только в своих богов, но чужих при этом не сквернили.

Поговаривали, что славяне умели оборачиваться в разных диких зверей, а духи нави им частенько помогали в исполнении всяческих уроков и заветов.

И вот в одной из древних записок одного старого купца, жившего многия и многия века назад, описан преинтереснейший сюжет части его жизни в некой славянской деревне, который тронул его до глубины души, да так, что он решил запечатлеть его на пергаменте и передать потомкам. Вот об чём сказ.

Купец сей происходил из южных народов. Нраву был вспыльчивого и завистливого. Подолгу не печалился, коли слова даденного не сумел сдержать. На руку был не чист - замечали за ним такой порок, что мог без зазрения совести присвоить чужую вещь. На ярмарках в разных землях, где появлялся купец, редко обходилось без скандала. Потому и путешествовал торговец каждый раз на иную ярмарку в другие края, где его ещё не знали.

На сей раз купца занесло за тридевять земель - в края, где обитали светловолосые славянские племена. Ох и суровые то были земли, зимой было жуть как холодно, повсюду лежала белая крупа по пояс, называемая снегом. Того и гляди, покажешь нос на улицу из избы, тут же превратишься в ледяное изваяние и поминай как звали. Солнце редко захаживало в это студёное время в те края, ибо почти всегда стояла непроглядная темень. День был очень короток. К тому же земли те находились в густых лесах с вековыми хвойными и лиственными деревьями-исполинами, наполненными всяческими духами. В разных источниках по-разному кликали те края, но чаще встречалось название Тайга. Наверное, нечисть не ведала препятствий в своих проделках, надёжно скрытая от ока богов глухой темнотой и таинственным лесом.

Нынче ярмарка удалась на славу. Какого товару здесь только не было. Славянские края славились на весь мир знатными ярмарками. Они и сами были мастерами на все руки, и искусное оружие тебе пожалуйте, и расписные пуховые платки, и сладкие воздушные ватрушки и много других полезных товаров. И купцы съезжались из самых дальних уголков земли с разными диковинными товарами. День уже готов был уступить место ночи в бесконечном круговороте времени, когда торговец из южных племён, тот что имел дурную славу, собрав свою палатку, весьма довольный успешной нонешней торговлей, прохаживался по редеющим торговым рядам, усмиряя своё любопытство и глазея на чужой товар. Как вдруг он увидел в оружейной палатке чудо-меч дивной работы. Двусторонний меч был слажен гладким, без единой зазоринки, с защитными рунными надписями, нанесёнными на лезвие, и рукоятью, украшенной драгоценными камнями, поблёскивающими в вечерних сумерках.



Хозяин палатки - славянин - в этот миг сговаривался с одним покупателем о сделке. Покупатель желал конкретное оружие, которого сегодня не оказалось в палатке купца, ибо он оставил его в деревне, прихватив на ярмарку иные виды оружия. Уговорившись, что купец привезёт нужное покупателю оружие завтра и подкрепив обещание честным купеческим словом, покупатель оплатил товар заранее, будучи полностью уверенным, что завтра он получит желаемое. Ибо славянские купцы имели славу на много седмиц пути окрест держать слово и в точности исполнять обещанное, даже если приключится непредвиденное, даже путём собственных потерь, презирая любые преграды, но обещание будет исполнено точно в срок.

Быстро смекнув ситуацию, не теряя ни мгновения понапрасну незадачливый торговец-южанин обошёл палатку с противоположной стороны и бесшумно проник внутрь. Подтянулся на цыпочках и осторожно снял с петли меч. Спрятал в полу одежды и вознамерился также незаметно ушмыгнуть. Повернулся к выходу и - о великий Магомет ! - подпрыгнул на месте от внезапного страха. Перед ним стоял хозяин палатки со сложенными на могучей груди руками и грозным видом, на добрую голову возвышаясь над татем, и глядя на него сверху вниз со сдвинутыми над переносицей бровями.

Покупатель славянина был свидетелем происходящему, а посему отнекиваться было бесполезно. Купец с растерянным видом тяжко и громко вздохнул. А славянин молвил:

- Брать без спроса чужое - это серьёзный проступок. По нашим законам тать должен искупить свою вину, трудясь на пользу племени того, перед кем провинился, двадцать шесть седмиц кряду. Или руку на отсечение и день у позорного столба. Выбирай, чужеземец.

Быть рабом на чужой земле, пусть и временно, не самая завидная участь. Но лишиться руки показалось южанину гораздо страшнее. Поэтому он поспешил согласиться, складывая ладони лодочкой перед грудью и совершая небольшие поклоны:

- Я выбираю трудовую повинность, мой господин, испуганно залепетал тать. Да продлят твои дни светлые боги! Только не убивай меня, не отнимай руки!

- Что ж, ты сделал свой выбор, чужеземец. Следуй за мной.

И, собрав оружейную палатку, славянин вскочил на коня, усадив торговца впереди себя, и направился вскачь к родной деревне.

Татя звали Тагиром. Вопреки его опасениям славяне очень уважительно относились к нему. Величали по имени и усаживали за одним столом. Пренебрежения не выказывали, словом али видом не обижали. И тем более не применяли насилия, ни над душой, ни над телом.

О положении рабов на Руси - так называлась земля славян - упоминал не один путешественник. Уж больно сильно оно отличалось от общепринятого во всех прочих уголках земли. К рабам на Руси относились на равных, с той лишь разницей, что они исполняли трудовую повинность, то есть выполняли какие-то работы в деревне али в городе во благо жителей в течение определённого промежутка времени. Опосля окончания положенного срока их отпускали восвояси с тем зароком, что ежели вдругорядь совершат преступление, на тот раз спрос будет куда как серьёзнее.

Лишнего Тагиру, конечно, не дозволялось. Он не принимал участия в дискуссиях, и у него не было права слова. Его мнение на счет каких бы то ни было вопросов никого не интересовало. Захворал - подлечили. Оголодал - накормили. Поблажек не давали. Окончится срок - иди, мил человек, куда глаза глядят, да больше не попадайся, не то беда.

Так и прожил Тагир у славян почти двадцать четыре седмицы. Оставалось всего две, когда в деревне произошло одно загадочное событие, тронувшее Тагира до глубины души, да так, что он запечатлел его на папирусе, дабы поведать потомкам и оставить след о загадочном народе в истории человечества.

Жила в славянской деревне девица красная - Ясна. Девица была дерзкая и своевольная. Иногда её не было видно в деревне по несколько дней кряду. Говорили, она очень любила путешествовать, и особенно за пределами родных земель. Как-то раз оказалась она в землях, что расположены чуть южнее славянских границ. В землях, где проживали дикие племена с раскосыми глазами, выдающимися скулами и смуглой кожей.

В ту пору стояло знойное лето, наполнявшее воздух ароматом разнообразных трав и цветов, какое бывает в широтах с континентальным климатом. Притомившись от долгого путешествия и жары, Ясна решила выкупаться в небольшой проточной речушке. Только сняла она одежды, как почувствовала, что её схватили сзади. Девица неплохо владела приёмами ближнего боя, как и все славянские девицы и женщины, и потому, не растерявшись, совершила короткий и резкий удар локтем назад, а ногой сделал подсечку. Напавший не удержал равновесия и свалился на землю. Ясна быстро развернулась, чтобы добить обидчика и сделал широкий замах рукой. Но не успела и, подсечённая под ноги, свалилась на спину. Обидчик тут же оказался сверху. Это был молодой мужчина из племени раскосоглазых, его намерения были очевидны. Ясна не могла дозволить, дабы над ней совершили насилие. На мгновение разум затмило. Но этого хватило, чтобы сработал инстинкт выживания. Девица с силой вонзила "рогатку" из указательного и среднего пальцев правой руки мужчине в оба глаза. Тот завыл по-звериному и скорчился на земле, оставляя спину не прикрытой. Ясна ударила ребром ладони в область шеи и одним выверенным движением перебила хребет мужчине.

Чужеземец дёрнулся, тело обмякло, и он затих на веки. Девица направилась домой. А через день в деревню прибыл отряд молодых мужчин - соплеменников убиенного - и потребовал праведного суда. В пылу сражения Ясна не заметила, как обронила оберег. По этому оберегу чужеземцы и вычислили убийцу их собрата, когда обнаружили его в лесу с переломанной шеей.

Земли славян и монголов имели общую границу. Когда-то очень давно их предкам удалось заключить дипломатический мир и обет ненападения друг на друга. До сих пор эти принципы свято блюлись, и народы не враждовали между собой. Но убийство соплеменника взбудоражило монгольские племена. Такое происшествие не могло остаться незамеченным и требовало ответных действий, согласно древним законам возмездия. Жизнь за жизнь.

На дворе уже стояла глухая ночь. Но в одной из изб не угасало пламя свечи и шёл горячий разговор - между старостой деревни, который являлся отцом Ясны, и самой Ясной.

- Отец, я не виновата. Я защищалась. Он напал на меня. Он, он... хотел...

- Замолчи, негодница! Ты могла поступить иначе с обидчиком. Разве ты позабыла всё, чему я тебя обучал? Ты могла сдержать его энергетическим коконом, отвести защитным заклинанием... Да хоть бы и просто оглушить! Мало того, что ты утеряла самообладание, нарушила принцип минимального сопротивления и убила человека, теперь из-за этого порушен шаткий мир, который твои деды с таким трудом когда-то установили.

- Отец...

- Помалкивай! - рявкнул староста. Тебе ведомо, что по законам чести монголы в своём праве требовать поединка. И отныне ни я, ни боги не сможем тебе помочь. Завтра на рассвете выдвинешься в сторону монгольских земель. Твои братья Пересвет и Мирослав будут тебя сопровождать. Теперь твоя судьба в твоих руках. Да пребудут с тобой светлые боги.

С этими речами староста поспешил удалиться из горницы, пряча за суровостью застрявший в горле ком и боль, гложущую сердце за судьбу нерадивого чада. Ясна, оставшись одна, не выдержала, ноги предательски подкосились, усадив её на деревянную скамью. Опёршись локтями о стол и уронив на них голову, девица горько разрыдалась в голос.

Лишь первые солнечные лучи обласкали деревню, Ясна с двумя братьями верхом на конях выдвинулись в путь. По кодексу чести уязвлённая сторона могла выдвигать любые требования для отмщения. Монголы пожелали устроить поединок на своей земле в полночь. Ясне и её родичам эта затея была не по душе. Все важные начинания, тем паче судьбоносный поединок за Правду, славяне предпочитали осуществлять на рассвете. Ибо с рассветом просыпаются боги и наблюдают за своими человеческими чадами, всячески им потворствуя и помогая в благих намерениях. Но ничего не поделаешь. Наворотил дел - держи ответ.

К вечеру, делая небольшие перерывы для отдыха и приёма пищи, трое путников добрались до условленного места, где их также ждали трое - участник поединка за Правду и двое провожатых из его рода.

Место поединка представляло собой небольшой участок земли, с юга и запада огороженный горным лесистым склоном преимущественно хвойных пород, а с востока рекой. Двое славян и двое монгол сдержанно поприветствовали друг друга коротким кивком головы и встали по углам, образовав квадрат. До полуночи оставалось несколько мгновений. Первым, выпрямившись с торжественным видом, заговорил один из монголов:

- Сегодня на этой священной земле свершится великий суд. Бой будет длиться до конца. Один из поединщиков должен умереть. За честь убиенного Юрги будет драться его брат Юлай. Мы выбираем правила поединка. Мы объявляем, что никаких правил нет! Что бы ни произошло здесь сегодня, ни один из присутствующих здесь не смеет вмешиваться в священный бой.

Пересвет и Мирослав почуяли неладное, под кожей закололо тысячами холодных иголок. Но выбора и у них не было, и Мирослав ответствовал:

- Мы, славяне, чтим заветы пращуров и блюдём кодекс чести. Даём честное слово, что бы ни случилось сегодня во время боя, не вмешиваться ни речами, ни делами. Пускай боги решат судьбу поединка. Да будет так!

Ночь скрыла едва уловимую ехидную улыбку монгол. Снова короткий кивок головой двух противоборствующих сторон. Бой начался!

Ясна вошла в четырёхугольный периметр и приняла боевую позицию, напрягши мускулы, расставив ноги и сжав кулаки чуть повыше груди.

И тут боковым зрением, насколько глаза могли различать в кромешной темноте, уловила знакомый силуэт. Из-за огромного булыжника на четырёх лапах к ней бесшумно приближался матёрый тигр! При каждом его грациозном движении мускулы ходили буграми под полосатой шкурой. Он шёл неспешно, красуясь, всем своим видом показывая лёгкое пренебрежение и властную мощь.

Ясна обмерла. Пересвет было дёрнулся в сторону Ясны, готовый выхватить из ножен меч и сражаться до последней капли крови, защищая сестру, но Мирослав, стиснув зубы, опустил тяжёлую ладонь ему на плечо.

В далёкие времена, когда мир ещё только родился из солнечного взрыва, некоторые народности помнили, что их предками были дикие звери и умели оборачиваться тотемным животными по своей прихоти. Очевидно, род Юрги и Юлая происходил от кошачьих.

А Ясна, единственная из своего рода, с раннего детства умела оборачиваться в беркута. Она не знала, откуда у неё это умение, но ей нравилась свобода и чувство умиротворения во время полётов. Так и парила она над просторами земли-матушки, изучая из любопытства то один её край, то другой.

И в тот раз, как настиг её убиенный Юрга, беркутом она прилетела в монгольские земли и на время вновь обернулась человеком, чтобы немного отдохнуть и омыться в реке.

И вот теперь перед ней стоял сильный молодой тигр, полный желания отомстить за поруганную честь брата и отобрать жизнь взамен. Останься Ясна в облике человека, её шансы выжить с голыми руками против дикого зверя практически сводились к нулю. Она приняла почти бессознательное решение и тут же обернулась хищной птицей.

Тигр, воодушевившись произошедшей переменой, что можно немного позабавиться, а не сразу убить безоружного человечка одним движением когтистой лапы, сменил мягкую поступь трусцой. Беркут предупреждающе расправил крылья и грозно зашипел. Тигр, приблизившись, ударил наотмашь лапой, но беркут усел отскочить назад, и удар прошёл мимо. Звери передвигались по кругу, напряжённо глядя друг другу в глаза.

Тигр снова попытался напасть. На сей раз ему удалось оцарапать крыло птицы, но беркут успел клюнуть тигра в голову. Тогда тигр сделал выпад вперёд и ухватил птицу за лапу зубами, поранив и выдрав клок перьев. Беркут не остался в долгу и сильно клюнул тигра в бок. Тот взревел от внезапной боли и начал терять самообладание. Движения стали настойчивее и быстрее. В течение нескольких последующих мгновений тигр и птица царапали и ранили друг друга, извиваясь и поднимая пыль.

Как вдруг тигр изловчился и, вложив всю свою мощь, совершил мощный удар лапой, глубоко вонзив острые когти в крыло беркута и далее делая разрывающее движение вниз.

Беркут зашипел и, пошатнувшись, упал на спину. Силы медленно покидали его. Тигр, получив передышку и почуяв победу, самодовольно описывал круги внутри боевого пространства.

Ясна почти не помнила свою мать. Она умерла, когда Ясне едва сравнялось четыре весны, от лихорадки, подхваченной после сильной простуды. Девочку воспитывали её родичи, многочисленные дядюшки и тётушки, бабушки и дедушки, жившие все вместе в огромной родовой избе. А отец самолично обучал её ратному искусству и ближнему рукопашному бою с элементами магии и энергетических приёмов.

Перед взором Ясны возникло красивое лицо молодой светловолосой женщины. Женщина нежно улыбалась и словно вся светилась ярким бело-голубым свечением. От неё веяло добром и умиротворением. Ясна сразу узнала её.

- Мама... Мамочка... - шептала она, глотая слёзы. - Почему же ты так долго не приходила ко мне?

Женщина сидела на коленях и ласково гладила девицу по голове.

- Доченька, милая. Ты же сильная. Ты с самого детства умела добиваться своего. Тебе всегда были по плечу любые задачи. Вспомни, как ты научилась оборачиваться беркутом.

Женщина взяла дочь за руку и стало видно, как поток светящейся бело-голубой энергии из её руки начал переливаться, словно вода, в руку девицы, всё дальше и дальше до плеча и шеи, затем спустился по спине и разлился по бёдрам и ногам.

- Вспомни, - говорила матушка, - ты была ещё совсем малюткой, когда влезла на высокое дерево и упала с него. После этого ты долго боялась высоты. И тогда далёкий наш пращур, бог Род, наделил тебя даром оборотничества, чтобы ты могла летать вольной птицей и не бояться больше небесных высот. Вспомни... Преодолей свой страх. Тебе всё под силу.

И Ясна вспомнила. Как в гости пришёл какой-то чужой дядя с белёсой густой бородой и лучистыми голубыми глазами, очень похожий на её прадедушку. Он словно весь искрился серебряно-золотистым светом. Дядя долго и ласково разговаривал с девочкой. А после его ухода Ясна, босая, убежала погулять в лес. Она стояла на краю небольшого обрыва и вдруг почувствовала, что больше не боится. Она прыгнула вниз человеком и тут же взмыла вверх беркутом. Паря в небесах, она вспомнила, как её накрыло восхитительное чувство покоя и блаженства.

Образ матери постепенно таял, растворяясь в ночном прохладном воздухе. Сознание медленно возвращалось к Ясне.

Она обнаружила, что всё ещё неподвижно лежит на земле, открыла глаза и увидела тигра, ходящего взад и вперёд, наслаждаясь отмщением и победой. Беркут поднялся на лапы.

Тигр в недоумении остановился и уставился на птицу. Что-то в ней изменилось. Её оперение будто излучало в темноте золотистое свечение.



Тигр приготовился к последнему прыжку, дабы добить жертву и покончить с делом. Присел, приготовился и выпрыгнул вверх и вперёд, раздвигая на ходу толстые лапы, намериваясь схватить ими врага, сжать и разорвать в клочья.



Ход времени для Ясны как будто замедлился, и она оказалась в киселеобразном пространстве. Она видела, как тигр медленно летит на неё сверху вниз, начиная сдвигать лапы для последнего удара. В этот миг всё её тело напряглось, вся жизненная сила собралась воедино на кончике клюва, и беркут, отклонив голову сначала назад, а потом резким и мощным рывком вперёд вонзил острый клюв прямо в солнечное сплетение тигра, пронзив насквозь грудину и проломив кости.

Раздался глухой треск, и животное замертво рухнуло на землю. Один из поединщиков был мёртв. Поединок был окончен.

До окончания трудовой повинности Тагиру оставалось несколько дней. Вся деревня стояла на ушах, обсуждая произошедшее, и откровенно радуясь удачному исходу и гордясь соплеменницей. Всё это время он не видел Ясну в деревне, но слыхал, что её исцелением занималась местная знахарка, отпаивая травяными отварами и делая травяные примочки.

Как подошёл срок, один из деревенских молодцев, тот самый, что поймал Тагира за воровством и привёз в деревню, отвёз его обратно на то место, откуда взял. И отпустил на все четыре стороны.

- Ты больше не раб, - сказал славянин. - Но смотри, попадёшься вдругорядь, не сносить тебе головы. Иди же, и больше не возвращайся! Прощай.

По возвращении на родину Тагир доверил пергаменту всё случившиеся с ним в славянских землях, о жизни и быте этого удивительного народа.

Категория: Творчество

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Короткой строкой...