Стакан солёной воды » Ведун - сайт Светлой магии

Ведун » Мои достижения » Стакан солёной воды

 
 
 

Убедительная и большая просьба к Тёмным и Серым.


Не закрывайте этот сайт и не блокируйте к нему доступа - не показывайте свою слабость.
Пусть будет хотя бы один - для Светлых.



Стакан солёной воды

Автор: Ведун Светлый от 30-10-2021, 17:36, посмотрело: 106

0

Воскресенье вечер. Завтра Татьяне на работу. Трёхлетняя дочурка смотрит мультфильмы в большой комнате. Но вот уже в течение часа она кашлянула раза три.

Поначалу женщина пыталась отгонять от себя тревожные мысли, но интуиция и опыт кричали во всю глотку, что дочь всё-таки заболевает. Как бы Татьяна ни надеялась на лучшее или на то, что ей показалось... Увы. Жизнь довольно справедливая штука. Любая реальность имеет под собой причину и следствие. И человек сам творит каждый свою реальность.

 

 

Татьяна вспомнила, как накануне малышка лазила вверх и вниз по холодной трубе конструктива, что на детской площадке, без рукавичек достаточно долгое время. На улице было уже ощутимо холодно, всё ж таки конец октября в северных широтах - это не шутки. Но у малышки совсем недавно начало получаться это упражнение, и оно ей безумно нравилось. Девчушка была готова часами висеть как маленькая юркая обезьянка на горизонтальной лесенке, сжимая голыми пальчиками ледяные перила.

Татьяна уж не раз зазывала её домой, но та, как и любой ребёнок, не обращала внимания ни на холод, ни на усталость и продолжала наслаждаться «тренировкой».

Последствие не заставило себя долго ждать. Татьяна, предчувствуя неминуемое, легонько прикоснулась губами к лобику ребёнка. Так и есть. Температура медленно, но верно, поползла вверх.

Как же не вовремя!

Завтра понедельник, начало рабочей недели. Муж, как назло, в очередной командировке. Свекровь временно жила в другом городе, ухаживала за престарелой бабушкой. А её мама не горела желанием нянчиться с внучкой, тем более что и жила она далековато от них. С малышкой сидеть было некому.

Но не пойти на работу Татьяна не могла. Нужно было зарабатывать, выплачивать неподъёмную ипотеку, платить за сад и дочкин бассейн, а ещё иногда хочется кушать. О том, чтобы взять больничный не могло быть и речи. Вконец расстроенная, Татьяна пересилила себя и нажала кнопку «Мама» на сотовом телефоне.

- Мам, привет. Тут это... Лада заболела по ходу... Не знаю. Кашляет, температурка уже поднялась... Славка в командировке. Я не могу взять больняк, ты же знаешь... Сможешь приехать? Хотя бы на пару дней. Потом посмотрим. Может, ничего серьёзного...

Мама приехала уже в девятом часу вечера. К этому времени у дочки зашкалила температура, далеко за 38 градусов. Вдобавок, начался понос и рвота.

Татьяна была на грани истерики. Они не столь давно вернулись из областной детской больницы с похожими симптомами. Врачи взяли анализы и у неё, и у малышки, но так ничего и не нашли. Но больше всего Татьяну удручало, что в больнице существовал только один антибиотик, этот дурацкий Амоксиклав, который вызывал у ребёнка жуткую аллергию и чуть не уничтожил подчистую всю микрофлору. Так, что дочка не могла находиться в положении лёжа, такими сильными были боли в животике, и Татьяне, уже дома, пришлось отпаивать её морковным отваром и живыми бифидобактериями. Лишь после трёх бессонных ночей женщине удалось немного восстановить микрофлору ребёнка.

Естественно, что Татьяна ни за какие коврижки больше не хотела ехать в больницу, где одна таблетка на все случаи жизни - и от головы, и от другой части тела.

Татьяна не хотела снова заводить этот разговор, памятуя о последней ссоре с матерью, но сейчас её воспалённый уставший мозг не мог придумать ничего лучше. Да и зачем придумывать, если это реально работает и помогает?! Почему она должна отказываться от этого? Если магия реально существует. И её родная мать умеет ею эффективно пользоваться.

Татьяна набрала побольше воздуха в грудь, медленно выдохнула и тихо протянула:

- Ма-а-ам...

- М-м? - отозвалась та.

- Может, приготовишь солёную водичку?

- Таня, мы много раз беседовали на эту тему!

- Я знаю. Именно поэтому и прошу тебя об этом. Глупо отрицать очевидные вещи, мам! Да, наша семья обладает даром, и мы должны! Слышишь? Просто обязаны им пользоваться!

- Таня, церковь против магии, - спокойно ответила мама, будто речь шла о погоде.

- О, боги! Да причём тут церковь!?

- Притом, что Русь православная.

- Русь христианская! И эту религию насаждали нам, славянам, огнём и мечом ни один век! Из двенадцати миллионов людей уничтожили девять! Это же самый настоящий геноцид! Который почему-то все удобно замолчали. Это преступление! Во вторую мировую погибло около двадцати миллионов, и за это судили, посчитав величайшим преступлением против человечества. А во времена Владимира и народу-то жило в тысячи раз меньше, чем в прошлом веке!

После впечатляющего монолога Татьяна в упор посмотрела на мать:

- А теперь назови мне хоть одну причину, почему я должна принять христианство, добровольно назвать себя рабом и отказаться от веры предков!? Наши боги не называли нас рабами. Не требовали кровавых жертв и слепого поклонения. Они защищали нас, оберегали, подсказывали в трудную минуту и не запрещали использовать магию, коль скоро сами же ею и одарили.

Татьяна выдохнула, ожидая ответ от матери.

- Это было давно, - только и нашлась та в своё оправдание.

- Потрясающе... - шокированная Татьяна, до этого ходившая по кухне как лев в клетке, медленно осела на стул.

Но она всё же не оставляла надежду рано или поздно достучаться до сознания упрямой родительницы.

- Мам, вот скажи, ты слышала про саентологию?

- А это-то тут причём? - вздёрнула брови удивлённая женщина.

- Притом, что многие известнейшие люди, включая голливудских актёров, отказались от самого дорого в жизни... Они отреклись от собственных детей, жён, мужей... И эту разлагающую мораль люди гордо именуют религией!

- Русское православие не такое! - не сдавалась мать.

- Да конечно... не такое, - закатила глаза Татьяна. - Тебе ли, как историку, не знать, что все религии есть суть одно и то же, все они созданы на базе иудаизма и проповедают одно и то же, только разными словами. У нас Иоанны, у мусульман Мухаммеды... А разницы нет никакой. Религия - это всего лишь политика. Грязная политика. Как там говорится? Разделяй и властвуй - так кажется? Так этот тезис известен ещё со времён царя Гороха! С тех пор ничегошеньки не изменилось.

Ты библию-то хоть читала? А там описываются очень забавные моменты, например, между отцом и девственными дочерьми... Ты прочти-прочти. Волосы на голове шевелятся от такого увлекательного чтива! Это же уму не постижимо!

- Таня! - возмутилась родительница.

- Что Таня?! Что Таня?!

- Это же кощунство!

Татьяна только вздохнула. Она прекрасно знала, что вразумлять христиан бесполезное и неблагодарное занятие. В любом споре они отгораживались от здравой логики глухой стеной и становились слепо-глухо-немыми. Лишь бы только ничто и никто не смог выдернуть их из их привычного иллюзорного мира, в котором так уютно. Где не нужно быть ответственным за свои поступки. Сходил в церковь, покаялся и вот оно тебе готовенькое прощение. Очень удобно, когда во всех своих бедах можно обвинить кого-то, мол, на всё его воля, вместо того, чтобы проанализировать собственное поведение и поступки и попытаться изменить причинно-следственные связи.

Татьяна лишь старалась правильно дышать, чтобы успокоиться. Глубокий вдох на два счёта и медленный выдох на четыре. Она давно практиковала энергетические чистки и дыхательную гимнастику. И это приносило свои плоды. А в скором времени она собиралась записаться в секцию по обучению боевому искусству, о чём уже давно мечтала. Идеально подошла бы секция по мотивам Кадочникова. Но если посещать её будет территориально неудобно, на худой конец, можно записаться и на самбо.

- Таня, - не унималась тем временем мать, - как ты можешь сравнивать меня с саентологами? Вот спасибо тебе, дочь родная.

- Не за что меня спасать, - пробурчала Татьяна.

- Что? - не поняла родительница.

Татьяна не любила это слово, появившееся во времена становления христианства на Руси и образованное из «спаси (тебя) бог». Куда приятнее и привычнее для неё звучало простое и родное БЛАГОДАРЮ.

Но Татьяна проигнорировала вопрос матери, чтобы дальше не раздувать спор, грозивший вылиться в новую ссору. Меньше всего на свете ей хотелось затевать пустую ругань. Она и без того была изрядно вымотана. Душевные силы были на исходе.

В этот момент в комнате в очередной раз захрипела дочка, где её оставили, дабы не мешать разговорами и надеясь, что малышке всё-таки удастся уснуть.

Как и много раз до этого, Татьяна мигом подскочила к дивану и за ручки выдернула девочку из положения лёжа, опасного для рвотных позывов, в сидячее положение, едва успев подставить тазик. Малышку нещадно рвало желчью, ибо желудок уже несколько часов был пуст и не воспринимал даже простую воду.

Татьяна с измученным выражением лица гладила дочурку по худенькой спинке, поддерживая её в сидячем положении. Как и любая мать, она пропускала через себя боль своего дитя и страдала вместе с ним.

После окончания рвотного рефлекса, она снова уложила Ладу в постель и, приглушив свет, потихоньку вышла на кухню.

На часах показывало начало третьего ночи. Подъём в 6.40. На сон оставалось немногим больше четырёх часов.

Как же она устала... От всего на свете. От житейских проблем. От вечной нехватки денег. От ипотеки, тяжёлым грузом давившей на плечи. От болезней и ответственности за дочь. От недопонимания с матерью, разделявшего их по разные стороны баррикад.

Татьяна приблизилась к матери, сидевшей на стуле, сложа на груди руки, опустилась на корточки перед ней, положила голову на её колени, и устало заговорила.

- Мама... мамочка... Родная, милая... Ты можешь не соглашаться с моим мировоззрением... Можешь спорить со мной... ругать меня. Но я прошу тебя только об одном. Умоляю. На коленях. Не лишай Ладу нашего родового дара. Пожалуйста.

Мама хотела было что-то ответить на это и уже открыла рот, как вдруг Татьяна резко вскинулась, внутренне съёжившись в комок, и даже выставила вперёд ладонь в защитном жесте:

- Нет! Пожалуйста!! Ничего не говори сейчас! - она так боялась услышать отказ. - Я только молю тебя об одном. Хотя бы просто ПОДУМАЙ над моей просьбой. Просто подумай... Я не тороплю тебя.

Во взгляде Татьяны появилась мольба.

- Ну... Ну, хочешь, используй их,- она, скривившись, кивнула в сторону пары икон, стоявших на верхней полке.

Обычно Татьяна выкидывала все подаренные матерью церковные безделушки. Та имела привычку дарить то фигурки ангелочков, то иконки-обереги, то молитвословы, в тайне надеясь переубедить непутёвую дочь, заставить забыть язычество и обратить в истинную, с её точки зрения, веру - христианство. И даже не раз заводила разговор на тему крещения Лады. Татьяна делала вид, что слушает, а после ухода матери потихоньку, без лишнего пафоса, отправляла подобные подарки в мусорное ведро.

Но эти две иконы были вышиты матерью, и Татьяна не посмела просто взять и выбросить их. Всё ж таки ручная работа. Она не могла так поступить с трудом другого человека, вложившего душу в своё творение. Пусть это и были ненавистные и ненужные в её квартире христианские иконы (а христиане ещё глумятся над идолопоклонничеством язычников. А их-то иконы и статуи мёртвого Иисуса как тогда называются?!) Поэтому сейчас они стояли на полке и пылились.

- Хочешь, ходи в свою церковь, - ещё тише добавила Татьяна. - Но умоляю тебя, не лишай внучку родового дара.

Татьяна глубоко вздохнула.

- Если б ты только знала, как я завидую тебе, мама... Если бы у меня была хоть малюсенькая толика твоей магии, моя жизнь, наверное, сложилась бы иначе. Но, увы... В нашей семье дар передаётся лишь через поколение. Ты не имеешь права задвигать Ладу в угол. Хочешь ты этого или нет, но дар у неё уже есть. По факту рождения. И если ты не возьмёшь его под контроль, неизвестно во что он выльется.

Мама молчала.

- Мам, ты помнишь, как я забеременела? - продолжала изливать душу Татьяна. - А ведь врачи в один голос твердили, что в нашем случае даже ЭКО не поможет. Шесть лет бесплодных попыток. А потом... всего два месяца поила нехитрым травяным отваром Славку. И все были в шоке. Как за такой короткий период, тем более без какого-либо медикаментозного лечения, качество сперматозоидов могло так сильно измениться. С полностью бесплодно-безнадёжного на высоко подвижных... И в следующий месяц я уже носила Ладу под сердцем.

При последних словах Татьяна улыбнулась.

- А ведь никто не верил. Даже мы сами. И твои многолетние молитвы и хождения по церквям и попам не помогли. Но теперь-то я точно знаю силу трав! И ты не можешь отрицать этот факт.

Мать и не отрицала. Век от веку женщины их рода действительно были очень сильными не только ведуньями, но и знахарками. Лечившие серьёзные заболевания сборами подножных трав. Рецепты бережно передавались от бабушки к внучке, с каждым поколением пополняя пухленькую тетрадь. Это продолжалось до тех пор, пока мать Татьяны не ударилась в христианство, поправ родовой дар.

Вдруг Татьяна почувствовала, как мать осторожно погладила её по голове. От неожиданности она даже вздрогнула и подняла голову с колен, посмотрев на родительницу.

- Сходи-ка в душ, - тихо велела мать. - А я тут пока... всё приготовлю.

Татьяна не верила своим ушам. Сердце радостно захолонуло и забилось чаще в робкой надежде. Глаза моментально увлажнились и выпустили прозрачные капельки, скатившиеся по щекам.

- Б... благодарю... - только и смогла выдавить из себя Татьяна.

Внутри неё словно лопнул давно назревший гнойник, выпуская наружу вместе с гноем годами копившуюся боль.

Татьяна поднялась на ноги и послушно поплелась в ванну. Прохладная вода всё лилась и лилась, смывая с неё пот, слёзы и душевный гной.

Когда Татьяна вышла из ванны, мама уже устроилась на раскладушке. Таня тихо подошла к дивану, на котором спала дочурка. Даже в полутьме она заметила, что на щеках появился легкий румянец, а дыхание стало гораздо ровнее.

Татьяна невольно улыбнулась. Мамино зелье подействовало. Кто бы сомневался.

Ничего особенного. Самая обычная вода с самой обычной солью. Только заговорённая. Соль укрепила желудочно-кишечный тракт и остановила рвоту и понос, а наговор внедрил нужную информацию в организм и настроил клетки на нужную энергетическую волну. Но у Татьяны никогда не получалось так. Сколько бы она ни пыталась.

Женщина опустилась на пол и хотела погладить дочь по белокурой кучерявой головке, но побоялась невольным движением разбудить её.

- Спи, моя девочка... Моя принцесса. Если бы ты только знала, как сильно я люблю тебя, - шептала она.

Так и не посмев поцеловать дочь, Татьяна, как можно тише, улеглась на другой стороне дивана. И тут же провалилась в забытье.

Ей снился удивительный сон.

Она стояла на пороге большой светлой комнаты, держа за руку дочурку. В комнате был длинный деревянный стол. Наверно, дубовый. Таким массивным он выглядел. А вдоль стола по кругу расположились красивые женщины. Они тихо беседовали между собой и непринуждённо смеялись.

Среди них Татьяна увидела и свою мать. Заметив её, мама приветственно помахала ей и улыбнулась. На этот жест обратила внимание одна из женщин и посмотрела в сторону дверного проёма.

Женщина вышла из-за стола и приблизилась к Татьяне. Она была довольно высокой и очень красивой. Так вот на кого похожа дочурка! Татьяна с мужем имели каштановые волосы и зелёные, ближе к оливковому цвету, глаза. А у дочки были белокурые кудрявые волосики и огромные глаза - голубые бусины.

Женщина искренне улыбнулась, обнажив ровный ряд белоснежных зубов, и протянула малышке молодую ухоженную руку:

- Здравствуй, Ладушка. Ну, пойдём? - всё также обезоруживающе улыбаясь, обратилась она к девочке.

Лада, не раздумывая ни секунды, вложила свою ручонку в руку женщины и пошла с ней к столу.

Девочка сразу влилась во взрослую женскую компанию и, по всей видимости, чувствовала себя как рыба в воде.

В душе у Татьяны распустились пышным цветом цветы. Она почувствовала небывалое умиротворение и спокойствие. Даже сквозь сон на лице сияла улыбка.

Несмотря на то, что поспать в эту ночь Татьяне удалось от силы часа три и на то, что она пережила неприятный разговор с мамой и болезнь дочери, наутро она проснётся невероятно отдохнувшей и счастливой.

Впервые за последние много-много лет она почувствует фантастический прилив сил и ощутит себя как когда-то в далёкой юности - готовой свернуть горы и преодолеть любые препятствия ради достижения поставленной цели.

Впервые за долгие годы житейские заботы отойдут на второй план. А на первом будут любовь, семья и умиротворение. И твёрдая уверенность, что теперь всё сладится.

Категория: Мои достижения

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Имя:*
E-Mail:
Комментарий:
  • Смайлы и люди
    Животные и природа
    Еда и напитки
    Активность
    Путешествия и места
    Предметы
    Символы
    Флаги
Введите код: *
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив

Короткой строкой...